Русские мемориалы в Латвии
Русские мемориалы в Латвии: Великая Отечественная война

Великая Отечественная война (22.6.1941–9.5.1945)

Вячеслав Иванович Шендрик «Память героев – бессмертна»

Публикуется по изданию:

В. Шендрик «Память героев – бессмертна», – Рига: Лиесма, 1975, – 96 с., илл. Сдано в набор 2.12.74, подписано в печать 26.02.75. Тираж 10000 экз.

Примечание:

В подписях к фотографиям добавлены сведения о нынешних адресах соответствующих мемориалов или об их судьбе.

Русское Общество в Латвии благодарит Олега Пухляка за предоставленный для сканирования экземпляр книги!

[5] Братские кладбища... Склоните голову над могилами героев, павших в боях за свободу и независимость нашей Родины, за освобождение Советской Латвии от немецко-фашистских захватчиков. Все мы в неоплатном долгу у тех, кто ценой своей жизни вырвал у врага победу в самой кровопролитной и самой жестокой из войн, когда-либо полыхавших на планете.

В долгу за то, что живем на свободной земле.

Радуемся солнцу.

Трудимся и любим, растим детей и внуков.

Строим счастливую жизнь для всех.

Мы помним об этом долге. И наша смена не забудет о нем. Время не властно над этой памятью, потому что люди, отдавшие жизнь за счастье народа, обретают бессмертие и вечную признательность живых, даже если на граните и мраморе памятников не высечены их имена.

Есть у кремлевской стены могила, на обрамлении которой начертано: «Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен». Их много, – могил неизвестных солдат. Очень много. Только на латвийской земле – несколько тысяч...

20 миллионов сыновей и дочерей Родины пали смертью храбрых на поле боя, убиты и замучены на оккупированной врагом территории, умерли в результате блокады советских городов, стали жертвами варварских бомбардировок.

Война обрушилась на нас внезапно. Первыми на латвийской земле приняли бой с врагом пограничники, штаб отряда которых находился в Руцаве, под городом Лиепая. Начальник штаба майор В. Черников создал боевую группу из 200 бойцов и организовал оборону. В 16 часов 22 июня появилась разведка противника на мотоциклах. Ее беспрепятственно пропустили в тыл, окружили и уничтожили. Час спустя подкатила вдвое большая группа мотоциклистов, которую постигла та же участь. А вскоре подошел крупный отряд мотопехоты. Завязался кровопролитный бой. Он длился около трех часов. Противник понес урон и вынужден был отойти. Через некоторое время гитлеровцы бросили на Руцаву свежий пехотный батальон. В ожесточенной схватке пограничники разгромили и его. Уцелевшие гитлеровцы были вынуждены бежать с поля боя, оставив на месте схватки автомашины, мотоциклы и до 300 убитых.

Такие проявления воинского мастерства, мужества и стойкости наших бойцов, их готовности сопротивляться оккупантам до последней возможности враг встречал на латвийской земле на каждом шагу. Замечательные примеры геройства показали воины многих частей Красной Армии, курсанты Рижского пехотного военного училища, бойцы и командиры 24-го территориального латышского стрелкового корпуса, военные моряки, батальоны рабочей гвардии.

Стремление дать достойный отпор захватчикам было огромным. Это ярко прослеживается на примере героической обороны Лиепаи, ставшей символом несгибаемой воли народа и армии к сопротивлению врагу.

Шесть дней и ночей гитлеровцы, в несколько раз превосходившие защитников Лиепаи численностью, [6] вооружением и боевой техникой, не могли вступить на ее улицы.

Подвиг защитников Лиепаи навеки запечатлен в величественном монументе, воздвигнутом в городе. На высоком постаменте, замахнувшись гранатой, во весь рост встал отлитый из бронзы рабочий, закрыв собою от врагов солдата и матроса, истекающих кровью, но не сломленных.

Отряды рабочей гвардии, преобразованные впоследствии в латышские стрелковые полки, храбро сражались на территории братской Эстонии и под Ленинградом. Осенью 1941 года по ходатайству ЦК КПб) Латвии Постановлением Государственного Комитета Обороны была образована 201-я латышская стрелковая дивизия. Ее бойцы и командиры 20 декабря 1941 года близ Наро-Фоминска приняли участие в ожесточенных наступательных боях под Москвой, закончившихся сокрушительным разгромом гитлеровцев. Плечом к плечу с русскими, украинцами, белорусами, грузинами, казахами и бойцами других национальностей победу под Москвой ковали и воины латыши. Свыше двухсот бойцов и командиров дивизии были награждены орденами и медалями за мужество и героизм, проявленные в этих боях.

Немало сыновей латышского народа полегло в те дни на поле боя, стали навеки сынами земли русской. Среди них комиссар дивизии 3. Бирзитис, комсорг 191-го полка, бывший подпольщик, секретарь Даугавпилсского укома комсомола И. Борок, командир стрелкового взвода рижанин Е. Новиков и многие другие. Этот скорбный список рос в боях под Демянском, Старой Руссой и Великими Луками. Вместе с тем росла и слава воинов латышей, как бесстрашных, умелых и стойких бойцов.

Есть в районе Наро-Фоминска памятник. На высоком обелиске изображен лавровый венок, на котором накрест лежат две винтовки, между штыками винтовок – пятиконечная звезда. Ниже высечены слова: «Вечная слава героям – солдатам, сержантам и офицерам 43-й гвардейской стрелковой Рижской дивизии, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» И это лучшее свидетельство того, как высоко ценят подвиг воинов латышей жители города и тех населенных пунктов, которые освободила дивизия.

Трудные кровопролитные бои вели части и подразделения дивизии по окружению 16-й армии врага в районе Демянска, отражая в день по 3–4 атаки врага. С честью выдержали воины латыши и тяжелейшие условия весенних боев 1942 года под Старой Руссой. Линия фронта пролегла по труднопроходимой, сильно заболоченной местности, где неделями и месяцами люди находились в залитых водою окопах и блиндажах, отражая атаки превосходящего по силе и техническому оснащению врага. За проявленное мужество и героизм личного состава в боях под Москвой и Старой Руссой приказом Совета Народных Комиссаров дивизии было присвоено наименование «43-я гвардейская латышская стрелковая дивизия». Многие ее воины были удостоены высоких правительственных наград.

Сражаясь два с половиной года в составе войск Северо-Западного (впоследствии 2-го Прибалтийского) фронта, шаг за шагом приближались к границам Латвии бойцы дивизии. Редели их ряды, росло число могильных холмиков на земле Калининской, Новгородской и Псковской областей. Но место павших занимали прибывшие из запасного учебного полка, что базировался под Горьким. Они горели желанием отомстить ненавистному врагу за злодеяния, чинимые им на латвийской земле. Летом 1944 года была сформирована еще одна – 308-я латышская стрелковая дивизия. Она вошла в состав 130-го латышского стрелкового корпуса под командованием генерал-лейтенанта Д. Бранткална.

Жители Восточной Латвии помнят, как в первых числах июля 1944 года с юга, а затем и с востока начал все явственнее доноситься гул артиллерийской канонады. Гитлеровская пропаганда пыталась уверить население, что немецкая оборона на подступах к Латвии непреодолима. Но [7] раскаты артиллерийского грома становились все громче, все отчетливее слышался гул мощных взрывов. Это означало, что никакие, даже самые мощные, укрепления уже не способны спасти оккупантов от разгрома.

18 июля 1944 года все части, действовавшие в составе 2-го Прибалтийского фронта, пересекли границу Латвии. В числе первых на латвийскую землю ступили воины 130-го латышского стрелкового корпуса. Первая рота 1-го батальона 125-го полка 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизии водрузила Красное знамя в освобожденном от врага населенном пункте Боркуйцы, вторая рота этого же полка изгнала оккупантов из Шкяуне. Началось освобождение латвийской земли от немецко-фашистских оккупантов.

Условия для этого созрели в результате успешных действий 3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского фронтов, продвинувшихся далеко на запад в Белоруссии и Литве. Войска генерала армии Баграмяна (1-й Прибалтийский фронт) 9 июля по всей ширине полосы наступления фронта вышли на железную дорогу Вильнюс–Даугавпилс, а днем позднее перерезали шоссе Даугавпилс–Каунас. Создалась благоприятная обстановка для, перехода в наступление войск 2-го Прибалтийского фронта, которым командовал генерал армии Еременко, в направлении на Ригу и осуществления Резекне-Даугавпилсской наступательной операции. Ее целью было освобождение восточной части Латвии, овладение важными опорными пунктами и крупными железнодорожными узлами – Резекне и Даугавпилсом, что создавало предпосылки для выхода к морю, овладения Ригой и окружения всей вражеской группировки в Эстонии и северных районах Латвии.

Выполнить эту задачу было чрезвычайно трудно. Немецко-фашистские войска создали в восточной части Прибалтики очень сильную оборону. Войскам фронта предстояло преодолеть пять оборонительных рубежей, два из которых 7 были оборудованы бетонированными казематами, бронированными огневыми точками, дзотами, блиндажами, убежищами. Три остальных рубежа, проходивших уже по латвийской земле с севера на юг, упирались одним флангом в Даугаву.

10 июля войска генерала армии Еременко начали наступление по всему фронту. Семь дней пробивались советские воины через заграждения и минные поля па запад, не давая врагу времени опомниться. Уже на шестой день передовые части на Резекненском направлении вышли к латвийской границе. На восьмой, преодолев три оборонительных рубежа из пяти, соединения фронта завязали бои на подступах к Лудзе, Рунденам, Дагде, Краславе. Позади остался первый из освобожденных городов Советской Латвии Зилупе. А в населенных пунктах Голышева и Залесье, Лаудери, Нирза, Пилда, Пушмуцова и Цибла, Асуне, Индра, Шкяуне появились первые братские могилы, в которых вместе похоронены латыши и русские, украинцы и белорусы, татары, киргизы и сыновья других народов, шагнувшие в бессмертие на освобожденной ими земле Советской Латвии.

Ни одного клочка земли враг не хотел отдавать без боя. Десятки тысяч советских воинов, принесших свободу латышскому народу, не вернулись после войны к родным очагам. Их останки покоятся на центральных площадях населенных пунктов и в тиши тенистых, любовно ухоженных кладбищ, на открытых всем ветрам безымянных высотах и на берегах рек, у перекрестков дорог и просто в чистом поле – кому где выпало.

Что мы знаем о них сегодня? Как чтим их воинскую доблесть и их самопожертвование ради нашего счастья? Насколько бережно и достойно сохраняем память об их бессмертных подвигах?

Для себя.

Для детей и внуков наших.

Для грядущих поколений.

Побываем на братских воинских кладбищах. Конечно, не на всех, их несколько сот в Латвии, но хотя бы в тех местах, где шли наиболее ожесточенные бои, где каждая пядь латвийской земли полита кровью, где нельзя было пробиться ни на [8] шаг вперед, не совершив подвига. Примеров бесстрашия, готовности отдать жизнь, но победить врага, было проявлено так много, что нам не упомянуть и сотой доли. Расскажем лишь о самых выдающихся.

Есть в Лудзенском районе неподалеку от поселка Рундены «высота 144», или Сунуплява. Здесь разыгрался один из драматических эпизодов войны. 10 июля 1944 года во время разведки боем при переходе 2-го Прибалтийского фронта в наступление в одном из взводов выбыл из строя командир. Его заменил старший 'сержант Хакимьян Ахметгалин. В ходе наступления бойцы взвода не раз бывали в тылу у гитлеровских подразделений, выполняя задания командования, корректируя по радио огонь. В одной из стычек с врагом на территории Псковской области взвод занял оборону на выгодной для этого высоте, был контратакован группой противника, насчитывавшей свыше 50 человек. Смельчаки истребили большинство гитлеровцев, а 18 солдат взяли в плен. 15 июля, заняв другую важную высоту, взвод, не дрогнув, отразил несколько контратак, хотя противник порою приближался к воинам на расстояние броска гранаты. Все склоны высоты были усеяны вражескими трупами, но бойцы удержали рубеж.

19 июля батальон, в состав которого входил взвод Ахметгалина, получил задачу овладеть населенным пунктом Рундены. Одна из рот перерезала большак, который вел к высоте, господствовавшей над местностью. Воспользовавшись этим, взвод Ахметгалина выбил противника с высоты. Гитлеровцы организовали сильную контратаку и оттеснили роту, занимавшую большак. Бойцы на «высоте 144» оказались в окружении. В течение суток гитлеровцы непрерывно атаковали державшихся на высоте советских воинов. Некоторые бойцы взвода Ахметгалина получили по 3–4 ранения, но не выпустили из рук оружия.

Когда батальон выбил оккупантов из Рундены и подошел к высоте, на ней остался лишь один живой солдат, продолжавший сопротивление. Девять его товарищей во главе с командиром взвода старшим сержантом Ахметгалиным пали смертью героев, не отступив ни на шаг. Всем защитникам высоты было присвоено звание Героя Советского Союза. Вот их имена: Хакимьян Ахметгалин – башкир, Петр Сыроежкин – украинец, Михаил Шкураков – русский, Федор Ашмаров – чуваш, Чутак Уразов – таджик, Матвей Чернов – чуваш, Яков Шакуров – татарин, Урунбай Абдуллаев – узбек, Василий Андронов – русский, Тукубай Тайгараев – киргиз. (Впоследствии выяснилось, что живыми остались двое).

Они все сражались за ничем вообще-то не примечательную высоту на латвийской земле с такой стойкостью, как будто решалась судьба не латвийского села Рундены, которого ни один из них до этого не видел, а шла речь о родной деревне каждого. Это то, чего никогда не могли и не могут понять сегодня наши недруги. Но Ахметгалин и его бойцы понимали, что несут свободу братьям и сестрам – латышам, что Рундены – частица нашей великой Родины.

Останки защитников Сунуплявы были преданы земле на месте гибели бойцов. Там же установлен обелиск с их именами. В дальнейшем прах героев был перенесен в Лудзу, в городской парк. Над братской могилой воинов сооружен памятник – на высоком постаменте стоит женщина в национальном латышском костюме, оплакивающая своих дорогих сыновей.

Там же похоронен и Герой Советского Союза командир танкового взвода лейтенант Василий Иванович Зайцев. Во время боя на территории Лудзенского района машина лейтенанта Зайцева вырвалась далеко вперед. Фашистам удалось подбить танк, он загорелся. Но отважный офицер продолжал вести огонь, пока не погиб.

Близ Лудзы проходил последний из пяти рубежей обороны противника на востоке Латвии, прикрывавший крупный железнодорожный узел и [9] опорный пункт немецкой обороны – город Резекне. Овладев 25 июля Лудзой, наши части два дня спустя прорвали оборону противника на реке Ритупе, северо-западнее озера Цирмас, и с ходу ворвались в Резекне.

В этих боях отличились воины многих частей, по особую отвагу и мужество проявил командир артиллерийского дивизиона майор С. Черников. Поддерживая наступление пехоты огнем орудий, отважный артиллерист двигался вперед в цепи атакующих, подавая команды на уничтожение прямой наводкой вражеских огневых точек. В районе населенного пункта Ратиниеки, когда противник интенсивным огнем пулеметов и минометов заставил пехоту залечь, артиллеристы Черникова выкатили на прямую наводку почти все орудия дивизиона и подавили цели, мешавшие продвижению вперед.

В бою за освобождение Резекне майор Черников был смертельно ранен. За отвагу и мужество, умелое руководство огнем артиллерии в сложных условиях боя при освобождении Резекне майору Сергею Федоровичу Черникову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Трудящиеся похоронили героя в самом центре города, в сквере. Надпись на постаменте гранитного обелиска гласит, что в братской могиле похоронены Герой Советского Союза майор Черников Сергей Федорович, гвардии полковник Микуля И.П., полковник Панишев Г.И., полковник Мацокин И.И., майор Скоропуд (без инициалов), младший лейтенант Минеев С.Ф., солдат Карпов И.С., солдат Карпов Д.Н., солдат Бозуев А.В. Это те, кто особо отличился, освобождая город, кто нанес наибольший урон врагу. Другие погибшие участники боя похоронены с почестями на братском воинском кладбище.

27 июля одновременно с Резекне был освобожден и самый крупный в восточной части Латвии город Даугавпилс. Этим завершалось выполнение войсками 2-го Прибалтийского фронта Резекне-Даугавпилсской операции.

Особенно большой вклад в освобождение Даугавпилса внесли танкисты. Бойцы танкового батальона, которым командовал капитан Константин Орловский, прорвав оборону врага между Дагдой и Краславой, вклинились глубоко в тыл противника. Они внезапно появлялись там, где враг их не ждал, уничтожали его живую силу и боевую технику, сеяли панику среди оккупантов. Гитлеровцы предпринимали многочисленные попытки помешать смелому рейду танкистов, но батальон все же прорвался к цели и перерезал шоссейную дорогу Даугавпилс–Резекне у населенного пункта Малинова. Это была для врага тяжелая потеря. Немцы предприняли отчаянную попытку уничтожить храбрецов и наконец окружили батальон Орловского.

Бой был долгим и ожесточенным. Советские танкисты в упор расстреливали вражеские танки, косили из пулеметов и давили гусеницами пехоту. Но силы были неравными. Гитлеровцам удалось поджечь танк командира батальона. Однако и горящая боевая машина продолжала сеять смерть в рядах оккупантов. Когда капитан Орловский и его экипаж предприняли попытку покинуть горящую машину, враги расстреляли их автоматным огнем.

За смелость и отвагу, проявленные в этом рейде, сын белорусского народа Константин Орловский был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. В представлении к награде сказано, что только за время боев на Даугавпилсском направлении батальон Орловского уничтожил 12 немецких танков, 8 самоходно-артиллерийских установок, 8 танкеток-торпед, разгромил 2 обоза, уничтожил много живой силы врага. Рейд танкистов Орловского способствовал успеху наших войск в боях за освобождение Даугавпился. Трудящиеся города похоронили героя в парке Ленинского комсомола.

В одной могиле с капитаном Орловским похоронен его однополчанин, командир батальона той же танковой бригады капитан Иван Мороз. Его батальону выпало перерезать последние пути сообщения немецкого гарнизона Даугавпилса с [10] внешним миром и помочь наступающим частям завершить окружение города. Капитан Мороз и его подчиненные уже не раз бывали во вражеских тылах, имели опыт ведения боя в отрыве от своих войск.

24 июля батальон получил задачу прорваться в тыл гитлеровцев, оседлать железную и шоссейную дороги из Даугавпилса на Ригу. Используя успешную атаку пехоты, батальон, не ввязываясь в бой с противником, стремительно двинулся вперед. Уже в сумерках у станции Медупе танкисты перерезали железную дорогу. После этого вместе с подоспевшей пехотой они двинулись к Рижскому шоссе вдоль Даугавы.

Но перерезать шоссе оказалось делом сложным. Батальон Мороза встретился здесь с крупным подразделением гитлеровцев. И хотя врагов было значительно больше, чем советских танкистов, Мороз завязал с противником бой. Танкисты уничтожили около 300 солдат и офицеров противника, подбили до десяти его танков и самоходных орудий.

Появление советских танков на шоссе лишало гарнизон оккупантов Даугавпилса надежд удержать город. Враг предпринимал одну контратаку за другой, чтобы восстановить сообщение с Ригой. При отражении одной из контратак капитан Мороз погиб. Три дня спустя Даугавпилс был полностью очищен от захватчиков.

В городе свято чтут память воинов-освободителей. В их честь воздвигнут обелиск 25-метровой высоты. Боевые дела танкистов 5-го танкового корпуса, куда входила 41-я бригада, увековечены мемориальным ансамблем – к стоящему на возвышенности танку с двух сторон ведут каменные лестницы. Не забыт и подвиг воинов 360-й стрелковой дивизии, которые 27 июля первыми водрузили Красное знамя свободы над городом.

Ко времени освобождения Даугавпилса войска фронта форсировали реки Резекне, Малта, Дубна, Оша и овладели населенными пунктами Дрицени, Виляны, Риебини, Прейли.

Одновременно успешно развивались и действия войск 1-го Прибалтийского фронта на левом берегу Даугавы. Отразив контрудары врага в районе Шауляя, у станции Жагаре и Биржай, части и соединения генерала Баграмяна получили 28 июля от Ставки Верховного Главнокомандования задачу нанести главный удар в направлении на Ригу, выйти к Рижскому заливу и отрезать от Восточной Пруссии всю действующую в Прибалтике группировку врага.

Перегруппировав свои силы, командующий фронтом создал ударную механизированную группу, которая, пройдя за сутки более 80 километров, завязала 28 июля бои за Елгаву. Поскольку противник успел организовать на подступах к городу плотную оборону, овладеть Елгавой сходу не удалось. Для изоляции гарнизона города с северо-запада командующий фронтом направил один подвижной отряд для овладения Тукумсом, а второй – в район Добеле. 8-я гвардейская танковая бригада, совершив 60-километровый рейд по тылам врага, 30 июля овладела Тукумсом, а 31 июля вышла на побережье Рижского залива у поселка Клапкалнциемс.

Все это время шли упорные бои за Елгаву. Лишь 31 июля советские войска ворвались на улицы города, а 1 августа очистили его от оккупантов. 30 июля был освобожден город Добеле.

Невозможно сосчитать, сколько замечательных подвигов совершили в этих боях воины 1-го Прибалтийского фронта. Им приходилось прорываться в тыл противника, выдерживать в день по нескольку танковых контратак, поддержанных ураганным огнем артиллерии и массированными налетами авиации, не только обороняться, но и наступать, находясь в полном окружении. Но ничто не могло сломить боевой дух наших воинов.

Много дней вел трудные бои тяжелый танковый полк одного из соединений. Его боевые машины первыми ворвались на окраины Елгавы, расчищая путь пехоте. Трое суток танкисты выкуривали врага из руин разрушенного гитлеровцами города. Самоотверженно действовал экипаж заместителя командира полка гвардии подполковника [11] Леонида Бсрдичевского. Он уничтожил в боях за Елгаву один вражеский танк, 15 зенитных орудий, 7 полевых пушек и более роты гитлеровцев.

Противнику удалось подбить танк Бердичевского. Гвардейцы его экипажа под огнем врага устранили повреждения и, умело маневрируя, раздавили гусеницами пушку, мешавшую их продвижению. Это вызвало ярость противника. Гитлеровцы сосредоточили на танке храбрецов огонь нескольких орудий и подожгли его. Но пылающий танк продолжал двигаться вперед, ведя огонь на ходу. После еще одного попадания подполковник Бердичевский приказал членам экипажа покинуть машину. Оставшись один, раненый, он продолжал разить врага из горящего танка до тех пор, пока не взорвался боезапас машины.

За этот подвиг подполковнику Бердичевскому было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Останки отважного воина похоронены в Елгаве на братском кладбище.

В бою за Елгаву пал смертью храбрых командир мотострелкового батальона капитан Борис Федоров. Он участвовал в боях с немецко-фашистскими захватчиками с первых дней войны, бил врагов на Западном и Северо-Западном, Воронежском, 1-м Украинском, 3-м Белорусском и 1-м Прибалтийском фронтах. Это был заслуженный воин, имевший несколько ранений, человек беззаветной отваги, обладавший замечательным командирским умением. В критическую минуту боя за Елгаву он лично повел батальон в атаку и был убит. Капитану Борису Федорову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Похоронены в Елгаве удостоенные этого высокого звания еще при жизни или уже после гибели старшие лейтенанты Григорий Бирюков и Николай Быков, капитаны Иван Пименов и Василий Пульный, майор Иван Мартыненко.

В течение всего августа в районе Шауляя, Жагаре, Ауце и Елгавы противник предпринимал отчаянные попытки прорвать кольцо окружения, в котором оказалась группа армий «Север», отрезанная от курляпдской группировки немецких войск и баз снабжения в Восточной Пруссии. 20 августа, создав сильную ударную группу в районе Тукумса и высадив десант на побережье залива неподалеку от Слоки, противник потеснил наши войска, снова занял Тукумс и восстановил сообщение по шоссе Рига–Вентспилс. В последних числах августа, прочно закрепившись на рубеже, глубоко врезавшемся широкой дугой во вражескую оборону по линии Плявиняс–Радвилишскис–Бауска–Елгава–северо-западнее Добеле–Ауце–западнее Жагаре и Шауляя, войска 1-го Прибалтийского фронта сохранили выгодное положение для проведения дальнейших наступательных операций.

Успешное развитие Шауляйской и Резекне-Даугавпилсской операций создали благоприятные условия для перехода в наступление войск 3-го Прибалтийского фронта. 17 июля войска ударной группировки фронта при поддержке авиации прорвали на одном из участков оборону противника и в течение дня расширили участок прорыва до 50 километров по фронту и до 25 километров в глубину. 18 июля войска левого крыла фронта овладели городом Красногородском, а затем, форсировав реку Лжа, подошли к границе Советской Латвии. 23 июля была освобождена Балтинава, а к концу месяца наступающие войска вышли на подступы к Гулбене и Алуксне.

В ходе этих боев героический подвиг совершил командир танковой роты лейтенант Николай Луговцев. Чтобы выйти на ближние подступы к Алуксне, наступающим было необходимо овладеть узлом шоссейных дорог в районе Лиепны. Противник закрепился в Лиепне, использовав выгодный естественный рубеж и приспособив к обороне здания. Роте Луговцева была поставлена задача ворваться в Лиепну, овладеть ею, открыть дорогу для продвижения стрелковых подразделений.

27 июля танкисты лейтенанта Луговцева ворвались в поселок Лиепна, сметая огнем и гусеницами все на своем пути. Обойдя с тыла артиллерийские позиции гитлеровцев, танкисты превратили [12] вражеские орудия в груду искореженного металла. Но прямым попаданием снаряда танк Луговцева был подожжен. Лейтенант продолжал вести огонь из горящего танка до тех пор, пока не кончились боеприпасы. Затем в горящей одежде с пистолетом в руке офицер выскочил из танка и бросился на врагов. Застрелив офицера и трех солдат, бесстрашный танкист погиб, сраженный автоматной очередью.

Действия роты Луговцева открыли путь на запад пехоте. За беспримерное мужество и верность солдатскому долгу лейтенанту Николаю Луговцеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Отважный сын Родины похоронен в Лиепне.

На линии Алуксне–Гулбене проходил заранее укрепленный рубеж противника «Мариенбург», простиравшийся от Гулбене до Псковского озера, на который гитлеровцы возлагали большие надежды. Но уже 10 августа войска фронта прорвали оборону противника и начали продвижение в глубь территории Эстонии и в направлении Валки.

После выхода на реку Гауя у Леясциемса войска левого крыла фронта вынуждены были остановиться перед оборонительным рубежом противника «Валка».

Выйдя в конце июля на подступы к населенным пунктам Ливаны, Варакляны, войска 2-го Прибалтийского фронта оказались в пределах Лубанской низменности, изобилующей топями и болотами. Противник учел это и повсеместно создал сильные узлы сопротивления, наступление на которые «в лоб» привело бы к большим неоправданным потерям. В этих условиях оставался лишь один путь к победе – заходить в тыл обороняющемуся противнику, окружать и уничтожать его, атакуя с таких направлений, откуда он не ждал появления наших войск.

Наступление частей фронта началось 1 августа. В первый же день был освобожден город Ливаны, а на следующий – Варакляны. Воинам пришлось продвигаться вперед по болотам и топям, десятки километров неся на себе минометы, пушки и боеприпасы. Двигаться чаще всего приходилось ночью, чтобы противник не обнаружил маневр, не разгадал замысел командования.

Уже 5 августа правофланговые соединения фронта вышли к реке Айвиексте и южнее поселка Лубана форсировали ее. Днем позднее прорвалась к реке и 43-я гвардейская латышская стрелковая дивизия. На пути к берегам Айвиексте ей пришлось вести тяжелые бои, преодолеть две водные преграды – реки Нерета и Аташе.

События развивались так: 130-й латышский стрелковый корпус получил задачу прорвать оборону противника на участке Стеки–Медневка. На следующий день гвардейцы 43-й дивизии атаковали врага и добились успеха.

Однако после прорыва многократные попытки 125-го гвардейского латышского стрелкового полка форсировать реку Аташе закончились неудачей. Тогда командир 4-й роты капитан Михаил Орлов предложил свой план форсирования преграды. В ночь на 3 августа вся его рота беззвучно на подручных средствах переплыла реку, смела вражеские заслоны и зашла в тыл врагу, перерезав шоссейную дорогу Крустпилс–Резекне у станции Межаре. Противник бросил на поредевшие ряды бойцов значительные силы. Рота оказалась в полном окружении. Отважный офицер умело расставил своих бойцов и отбил несколько контратак гитлеровцев, поддерживаемых танками. Выбрав удобный момент, капитан Орлов дерзким рывком вывел роту из окружения в сторону станции. Теперь перерезанной оказалась железная дорога. Несмотря на неоднократные попытки гитлеровцев выбить смельчаков с занятого ими рубежа, бойцы удержали свои позиции до подхода основных сил полка. Михаил Орлов получил за это время несколько ран, но продолжал руководить боем. Когда силы стали покидать его, он попросил солдат передать его родным, проживавшим в Карсавской волости, что он честно и до конца выполнил свой долг.

Лиепая. Памятник защитникам города (скульптор Э. Звирбулис, архитектор Я. Лицитис)
Лиепая
Памятник защитникам города
(Скульптор Э. Звирбулис, архитектор Я. Лицитис)
Нынешний адрес: город Лиепая (Liepāja), набережная Яуна остмала (Jaunā ostmala).

Лиепая. Памятник павшим героям на Центральном кладбище
Лиепая
Памятник павшим героям
на Центральном кладбище
Нынешний адрес: город Лиепая (Liepāja), улица Клайпедас (Klaipēdas).

Лиепая. Могилы защитников города
Лиепая
Могилы защитников города
Нынешний адрес: город Лиепая (Liepāja), улица Клайпедас (Klaipēdas).

Лиепая. Мемориальный ансамбль Героям Советского Союза морякам-подводникам
Лиепая
Мемориальный ансамбль
Героям Советского Союза
морякам-подводникам
Нынешний адрес: сведения уточняются.

Шкяуне (Краславский район). Здесь похоронены воины, первыми вступившие на латвийскую землю
Шкяуне (Краславский район)
Здесь похоронены воины, первыми вступившие
на латвийскую землю
Нынешний адрес: посёлок Шкяуне (Šķaune), волость Шкяунес (Šķaunes), край Дагдас (Dagdas).

Зилупе. Здесь похоронен Герой Советского Союза майор В. Воронов
Зилупе
Здесь похоронен Герой Советского Союза
майор В. Воронов
Нынешний адрес: край Зилупес (Zilupes), город Зилупе (Zilupe), улица Базницас (Baznīcas).

Роговка (Лудзенский район). Обелиск на братских могилах павших советских воинов
Роговка (Лудзенский район)
Обелиск на братских могилах павших советских воинов
Нынешний адрес: посёлок Роговка (Rogovka), волость Наутрену (Nautrēnu), край Резекнес (Rēzeknes).

Краслава. Памятник освободителям города
Краслава
Памятник освободителям города
Нынешний адрес: сведения уточняются.

Высота Сунуплява (Лудзенский район) - место гибели взвода старшего сержанта Хакимьяна Ахметгалина
Высота Сунуплява (Лудзенский район) –
место гибели взвода
старшего сержанта Хакимьяна Ахметгалина
Нынешний адрес: посёлок Сунуплява (Sūnupļava), волость Рундену (Rundēnu), край Лудзас (Ludzas).

Лудза. Памятник в городском парке, где покоится прах девяти Героев Советского Союза (скульптор Я. Зариньш, архитектор В. Айзупиете)
Лудза
Памятник в городском
парке, где покоится
прах девяти
Героев Советского Союза
(скульптор Я. Зариньш,
архитектор В. Айзупиете)
Нынешний адрес: край Лудзас (Ludzas), город Лудза (Ludza), улица Стацияс (Stacijas).

Эзерниеки (Краславский район). Братские могилы воинов-освободителей
Эзерниеки (Краславский район)
Братские могилы воинов-освободителей
Нынешний адрес: посёлок Эзерниеки (Ezernieki), волость Эзерниеку (Ezernieku), край Дагдас (Dagdas).

Заблудовка (Краславский район). Здесь похоронены воины, павшие в боях за освобождение окрестных сел и деревень
Заблудовка (Краславский район)
Здесь похоронены воины, павшие в боях
за освобождение окрестных сел и деревень
Нынешний адрес: посёлок Приежмале (Priežmale), волость Кастулинас (Kastuļinas), край Аглонас (Aglonas).

Дагда (Краславский район). Один из уголков братского воинского кладбища
Дагда (Краславский район)
Один из уголков братского
воинского кладбища
Нынешний адрес: край Дагдас (Dagdas), город Дагда (Dagda), улица Алеяс (Alejas).

Резекне. Обелиск на братской могиле освободителей города. Здесь похоронен Герой Советского Союза майор С. Черников
Резекне
Обелиск на братской могиле освободителей города.
Здесь похоронен Герой Советского Союза майор С. Черников
Нынешний адрес: город Резекне (Rēzekne), улица Дарзу (Dārzu).

Резекне. Братское воинское кладбище
Резекне
Братское воинское кладбище
Нынешний адрес: город Резекне (Rēzekne), улица Миера (Miera).

Даугавпилс. Обелиск в честь освободителей города (архитектор В. Калныньш)
Даугавпилс
Обелиск
в честь освободителей города
(Архитектор В. Калныньш)
Нынешний адрес: город Даугавпилс (Daugavpils), улица 18 новембра (18. novembra).

Так увековечен подвиг воинов 360-й стрелковой дивизии, водрузивших знамя победы над Даугавпилсом
Так увековечен подвиг воинов 360-й стрелковой дивизии,
водрузивших знамя победы над Даугавпилсом
Нынешний адрес: город Даугавпилс (Daugavpils), улица 18 ноября (18. novembra).

Даугавпилс. Памятник воинам 5-го танкового корпуса, отличившимся при освобождении города
Даугавпилс
Памятник воинам 5-го танкового корпуса,
отличившимся при освобождении города
Памятник демонтирован.

Даугавпилс. Могила Героев Советского Союза капитанов К. Орловского и И. Мороза в парке им. Ленинского комсомола
Даугавпилс
Могила Героев Советского Союза
капитанов К. Орловского и И. Мороза в парке им. Ленинского комсомола
Нынешний адрес: город Даугавпилс (Daugavpils), улица Ригас (Rīgas).

Виляны (Резекненский район). Могилы павших советских воинов на кладбище Героев
Виляны (Резекненский район)
Могилы павших советских воинов на кладбище Героев
Нынешний адрес: край Виляну (Viļānu), город Виляны (Viļāni), площадь Културас (Kultūras).

Наутрени (Лудзенский район). Братские могилы воинов-освободителей
Наутрени (Лудзенский район)
Братские могилы воинов-освободителей
Нынешний адрес: ?.

Науене (Даугавпилсский район). Под такими пирамидками со звездочкой в годы войны хоронили погибших на поле боя. Эти сохранены для истории
Науене (Даугавпилсский район)
Под такими пирамидками со звездочкой
в годы войны хоронили погибших на поле боя.
Эти сохранены для истории
Нынешний адрес: посёлок Вецпилс (Vecpils), волость Науенес (Naujenes), край Даугавпилс (Daugavpils).

Прейли. Памятник павшим в боях за освобождение города (скульптор Г. Звайгзните)
Прейли
Памятник павшим в боях за освобождение города
(Скульптор Г. Звайгзните)
Нынешний адрес: край Прейлю (Preiļu), город Прейли (Preiļi), улица Лиепу (Liepu).

Братские могилы советских воинов в населенном пункте Галени (Прейльский район)
Братские могилы советских воинов в населенных пунктах
Галени, Рудзети, Силаяни и Аглона (Прейльский район) [Галени]
Нынешний адрес: посёлок Галены (Galēni), волость Галену (Galēnu), край Риебиню (Riebiņu).

Братские могилы советских воинов в населенном пункте Силаяни (Прейльский район)
[Силаяни]
Нынешний адрес: посёлок Силаяни (Silajāņi), волость Силаяню (Silajāņu), край Риебиню (Riebiņu).

Братские могилы советских воинов в населенном пункте Рудзети (Прейльский район)
[Рудзети]
Нынешний адрес: посёлок Рудзаты (Rudzāti), волость Рудзату (Rudzātu), край Ливану (Līvānu).

Братские могилы советских воинов в населенном пункте Аглона (Прейльский район)
[Аглона]
Нынешний адрес: край Аглонас (Aglonas), волость Аглонас (Aglonas), посёлок Аглона (Aglona), улица Сомерсетас (Somersetas).

Елгава. Братское воинское кладбище
Елгава
Братское воинское кладбище
Нынешний адрес: город Елгава (Jelgava), шоссе Добелес (Dobeles), 53.

Елгава. Здесь покоятся солдаты - герои освобождения города
Елгава
Здесь покоятся солдаты – герои освобождения города
Нынешний адрес: город Елгава (Jelgava), улица Миера (Miera), 2.

Яунсвирлаука (Елгавский район). Памятник воинам-освободителям
Яунсвирлаука (Елгавский район)
Памятник воинам-освободителям
Нынешний адрес: хутор Яунсвирлаука (Jaunsvirlauka), волость Яунсвирлаукас (Jaunsvirlaukas), край Елгавас (Jelgavas).

Добеле. Братское воинское кладбище
Добеле
Братское воинское кладбище
Нынешний адрес: край Добелес (Dobeles), город Добеле (Dobele), улица Бривибас (Brīvības).

Алуксне. Здесь похоронены советские воины, павшие в бою за освобождение города
Алуксне
Здесь похоронены советские воины, павшие в бою
за освобождение города
Нынешний адрес: край Алукснес (Alūksnes), город Алуксне (Alūksne), улица Пилс (Pils).

Ливаны (Прейльский район). Братское воинское кладбище в городском парке
Ливаны (Прейльский район)
Братское воинское кладбище в городском парке
Нынешний адрес: край Ливану (Līvānu), город Ливаны (Līvāni), улица Фабрикас (Fabrikas), Городской парк (Pilsētas parks).

Гулбене. Памятник советским воинам, погибшим при освобождении города (скульпторы Г. Грундберга и И. Зандберга, архитектор Г. Барканс)
Гулбене
Памятник советским воинам, погибшим при освобождении города
(Скульпторы Г. Грундберга и И. Зандберга, архитектор Г. Барканс)
Нынешний адрес: край Гулбенес (Gulbenes), город Гулбене (Gulbene), парк Спаритес (Spārītes parks).

Межаре
[Межаре]
Нынешний адрес: посёлок Межаре (Mežāre), волость Межарес (Mežāres), край Крустпилс (Krustpils).

Межаре (Екабпилсский район). Могилы Героя Советского Союза капитана М. Орлова и воинов его роты
Межаре (Екабпилсский район)
Могилы Героя Советского Союза капитана М. Орлова и воинов его роты
Нынешний адрес: посёлок Межаре (Mežāre), волость Межарес (Mežāres), край Крустпилс (Krustpils).

Апе (Алуксненский район). Братские могилы павших советских воинов
Апе (Алуксненский район)
Братские могилы павших советских воинов
Нынешний адрес: край Апес (Apes), город Апе (Ape), улица Вайдавас (Vaidavas).

Цесвайне (Мадонский район). Общий вид братских могил советских воинов на поселковом кладбище
Цесвайне (Мадонский район)
Общий вид братских могил советских воинов
на поселковом кладбище
Нынешний адрес: край Цесвайнес (Cesvaines), город Цесвайне (Cesvaine), улица А.Саулиеша (A.Saulieša).

[37] Капитану Михаилу Орлову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Его могила находится неподалеку от станции Межаре. Там же похоронены и бойцы его роты, погибшие одновременно со своим командиром.

Преодолевая упорное сопротивление врага, с тяжелыми боями продвигались части 130-го латышского стрелкового корпуса к реке Айвиексте.

К этому времени правофланговые соединения фронта на нескольких участках форсировали реку Айвиексте, овладели городами Цесвайне и Мадона. Считавшиеся непреодолимыми болота Лубанской низменности остались позади. Командующий фронтом генерал армии Еременко писал по этому поводу, обращаясь к солдатам, сержантам и офицерам: «Переход через Лубанские болота есть выдающийся воинский подвиг. На этой гнилой местности, протянувшейся на десятки километров, гитлеровские генералы считали невозможным вести боевые действия... Однако наши гвардейцы шли по наспех проложенным гатям, пробиваясь вперед по пояс, а то и по горло в болотной воде, перетаскивали на себе свое оружие и победили. Честь и слава бойцам лубанского перехода!»

В боях за освобождение восточных районов Латвии воины 2-го Прибалтийского фронта проявили огромную выдержку, терпение, самоотверженность, смелость и отвагу. Нет, пожалуй, ни одного города, большого села или поселка, где бы не было солдатских могил, иногда одиночных, чаще – братских. 500 героев боев спят вечным сном в парке города Ливаны, 741 – на территории Рудзетского сельсовета в Прейльском районе, больше двух с половиной тысяч – только на одном из кладбищ на окраине Даугавпилса, около четырех тысяч – в Мадоне... Краслава и Роговка, Карсава и Лудза, Малта и Виляны, Аглона и Прейли... Разве назовешь все населенные пункты, где закончили свой жизненный путь, рванувшись навстречу победе, доблестные защитники Родины. Их много. И в каждом свято чтут память воинов-освободителей, увековечив их ратные подвиги в камне и бронзе.

На тихом Галенском кладбище в Прейльском районе находится могила летчика старшего лейтенанта Вениамина Кошукова, который был сбит в этих местах 19 июля 1944 года. Его штурмовик ИЛ-2 за 120 боевых вылетов нанес врагу огромный урон, за что комсомолец Кошуков в январе 1944 года был представлен в званию Героя Советского Союза.

Надпись на обелиске у моста через Айвиексте у местечка Шваны Сайкавского сельсовета сообщает о том, что при форсировании реки 8 августа 1944 года здесь проходили ожесточенные бои с гитлеровскими захватчиками. За проявленный при этом героизм звание Героя Советского Союза посмертно присвоено подполковнику Курганскому И.Д. Далее идет перечень фамилий еще нескольких воинов, павших в боях за овладение плацдармом на правом берегу реки.

Иван Данилович Курганский. Он был одним из талантливейших офицеров прославленной 8-й гвардейской стрелковой дивизии имени генерала Панфилова. Полк, которым командовал герой, в числе первых вступил на латвийскую землю, первым 23 июля ворвался в Лудзу и одним из первых вступил на улицы Резекне. Преодолев болотистую местность южнее озера Лубана, гвардейцы Курганского отбили у врага местечко Баркава, вышли к Айвиексте и с ходу форсировали ее. Но 5 августа противник подтянул резервы и попытался сбросить советских воинов с занятого ими плацдарма. Трое суток шли кровопролитные бои за плацдарм. В критическую минуту подполковник Курганский сам повел полк в атаку. Она была последней в его жизни. Отважный офицер похоронен в местечке Баркава. На его могиле воздвигнут памятник.

На Калснавском кладбище в Мадонском районе покоятся останки старшего лейтенанта Евгения Мойзыха. При форсировании Айвиексте, командуя пулеметным взводом, он умело прикрывал огнем бойцов своего подразделения. Затем, [38] набив сеном плащ-палатки, пулеметчики переправились на захваченный их боевыми товарищами плацдарм. Взвод своевременно выполнил этот маневр: фашисты предприняли контратаку, и бойцы на плацдарме очень нуждались в огневой поддержке пулеметов. Первый натиск врага был отбит. За ним последовал второй, третий, четвертый... Пулеметы Мойзыха косили врагов почти без перерыва. Когда закончились патроны, в ход пошли гранаты. Но вот не стало и их. Отважный офицер начал расстреливать гитлеровцев из пистолета. Потом схватил саперную лопату и начал в рукопашной схватке орудовать ею. Воодушевленные примером бесстрашного офицера, бойцы отразили и эту попытку врага ликвидировать плацдарм, но старший лейтенант Мойзых при этом погиб, убив лопатой несколько фашистов. За этот подвиг ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Прекрасен и подвиг артиллерийского разведчика сержанта Захара Осягина, совершенный при форсировании Айвиексте. Известно, что наблюдательные пункты артиллеристов всегда находятся в боевых порядках пехоты. Увидев сигнал, означавший начало форсирования, сержант Осягин первым бросился в воду. Одним из первых он достиг противоположного берега, расчищая себе путь автоматом и гранатами. Пока ошеломленный противник собирался с силами для контратаки, сержант переплыл реку в обратном направлении, быстро соорудил плот, перевез на нем средства связи, чтобы направлять огонь артиллерии на самые важные цели.

После того, как были отбиты первые контратаки, сержант Осягин помог переправить через реку две противотанковые пушки. Он более трех часов пробыл в воде в одежде и снаряжении, а выбравшись из нее, на плацдарме принял участие в отражении семи контратак противника. Наметанным глазом сержант по малейшим демаскирующим признакам распознавал важные цели в расположении противника и немедленно докладывал о них командиру.

Захар Осягин погиб 23 августа неподалеку от Эргли, когда уже было принято решение о представлении его за воинскую доблесть к высшей из наград для мужественных сынов Родины – званию Героя Советского Союза. Он похоронен на кладбище Миерини недалеко от поселка Эргли. Там же похоронен Герой Советского Союза двадцатилетний командир авиационной эскадрильи штурмовиков капитан Алексей Поющев. В 93 боевых вылетах участвовал отважный сокол, бил врага на суше и на море. Алексей Поющев был сбит южнее Эргли 22 сентября, когда части 2-го Прибалтийского фронта продвигались к Риге, взламывая сильно укрепленные оборонительные рубежи противника.

Никогда не забудет латышский народ славный подвиг кавалера многих орденов, командира стрелкового батальона Михаила Ивасика. Капитан Ивасик был любимцем воинов полка, человеком большой души и яркого воинского дарования. Именно о таких, как он, сказано: командир – отец солдата. 2 августа 1944 года, преодолев со своим батальоном труднопроходимое болото, Михаил Ивасик оказался в глубоком тылу у гитлеровцев и оседлал единственную в этих местах дорогу. За день батальон отразил 4 контратаки превосходящих сил противника. Офицер был дважды ранен, но продолжал руководить боем. В дальнейшем в течение двух недель батальон стойко выдержал около тридцати ожесточенных контратак врага, уничтожил свыше тысячи гитлеровцев и 25 взял в плен. Во время отражения контратаки на территории Лаздонского сельсовета капитан Ивасик погиб.

Выход 130-го латышского стрелкового корпуса к берегам Айвиексте означал, что в полосе 2-го Прибалтийского фронта почти вся восточная Латвия была освобождена от оккупантов. Лишь в районе Крустпилса еще оставалась группировка врага на правом берегу Даугавы. Поэтому части корпуса получили задачу развернуться фронтом на юго-запад, пробиться к Даугаве, оседлать шоссейную и железную дороги на Ригу, захватить железнодорожный [39] мост северо-западнее Крустпилса, а затем совместно с частями двух других корпусов армии разгромить окруженные в Крустпилсе подразделения противника. Главный удар наносился 43-й гвардейской дивизией, которой придавались две танковые бригады. На перегруппировку частей и подготовку операции отводилось всего 12 часов.

Прорвав оборону противника, дивизия в высоком темпе повела наступление в направлении Антужи и перерезала шоссе Криевциемс–Крустпилс. Наступление безостановочно продолжалось и днем и ночью. Для повышения темпов продвижения вперед пехоту сажали на танки. Утром 8 августа приказ командования был выполнен. 43-я гвардейская дивизия вышла к мосту через Даугаву (правда, противник успел его взорвать), отрезала гитлеровцам все пути отхода на Ригу. Части 308-й дивизии овладели железнодоржной станцией Крустпилс и северной частью города. В это же время с востока и юго-востока на окраины города вышли части других корпусов 22-й армии. К 12 часам дня 8 августа советские войска полностью овладели городом, разгромив окруженную в нем группировку гитлеровцев.

В итоге боевых действий частей 22-й армии берег Даугавы от города Ливаны до устья Айвиексте был полностью очищен от остатков вражеских частей. Войска фронта во всей полосе наступления вышли на берега Айвиексте.

Форсирование реки Айвиексте открыло 130-му латышскому стрелковому корпусу путь на Ригу. Это понимал и враг. Не сумев сдержать напора гвардейцев латышей, когда они переплывали реку, гитлеровцы, подбросив значительные подкрепления, оказали бешенное сопротивление тем, кто оказался за рекой на пятачке, простреливаемом во всех направлениях огнем пулеметов. Неся значительные потери, гвардейцы упрямо продвигались вперед, расширив плацдарм сначала до пяти, а затем и до восьми километров по фронту 39 и до трех в глубину. Но положение находившихся на плацдарме день ото дня ухудшалось. Создав в течение трех дней значительный перевес в силах, пустив в ход танки и самоходные орудия, гитлеровцы пытались любой ценой сбросить латышские подразделения в реку. Но сделать этого им не удалось. Гвардейцы не отошли с завоеванных позиций ни на шаг.

14 августа латышские подразделения были сменены частями из резерва и переброшены на другой участок. Совершив ночной марш-бросок, части 130-го корпуса снова вошли в соприкосновение с противником и, преодолевая упорное сопротивление оккупантов, с ходу форсировали речку Арону, овладели станцией Калснава, затем преодолели еще одну водную преграду – речку Весету и вышли на подступы к населенному пункту Виеталва.

Бой за освобождение Виеталвы – одна из ярких страниц боевой истории 130-го латышского стрелкового корпуса. Используя выгодную для обороны местность, гитлеровцы здесь непрерывно контратаковали наступающих. Ломая яростное сопротивление врага, один из полков 43-й гвардейской дивизии занял бывшее имение Виеталва, другой – здание волостного правления, рядом с которым находилась церковь, третий ворвался в рощу неподалеку от местной так называемой «министерской» школы. Прижатые к земле шквальным огнем противника, части корпуса сделали вынужденную остановку, чтобы на следующий день усилить натиск. 125-й гвардейский полк отбил у врагов школу и занял примыкающую к ней высоту. Но дальше продвинуться не смог.

Хотя преимущество в силах и средствах было на стороне гитлеровцев, гвардейцы стойко удерживали свои рубежи. Правда, гитлеровцам в один из моментов боя удалось подойти к школе, где в то время находился штаб батальона, которым командовал гвардии капитан И. Улас. В двухэтажном здании школы завязались рукопашные схватки во всех помещениях – в классах, коридорах, подвалах, на чердаке. В ход пошли штыки и гранаты, ножи и приклады карабинов и автоматов. Находившийся в школе командир [40] артиллерийского дивизиона, вызвав огонь на себя, в течение получаса корректировал его.

Когда к школе начали подходить советские самоходки и бойцы других батальонов 123-го и 125-го полков, гитлеровцы бежали с поля боя, оставив свыше 60 трупов своих солдат и офицеров, несколько подбитых танков и самоходных орудий.

Во время боев под Виеталвой отличились многие бойцы корпуса. Не щадя крови и самой жизни, они бесстрашно громили врага. Самым ярким был подвиг гвардии старшины Яниса Розе. Получив задание разведать места сосредоточения врага, Розе с группой разведчиков взобрался на колокольню Виеталвской церкви и оттуда начал корректировать огонь артиллеристов. Гитлеровцы подвергли церковь яростному обстрелу, но отважный воин не покинул свой наблюдательный пункт, пока не выполнил поставленную перед ним задачу. За свой подвиг он был награжден орденом Славы I степени и стал первым в корпусе полным кавалером этого ордена. (Сейчас Я. Розе живет и работает в Риге). За доблесть и отвагу, проявленные в августовских боях 1745 солдат, сержантов и офицеров 130-го латышского стрелкового корпуса были награждены орденами и медалями.

Побывайте у памятника освободителям Екабпилса. На братском кладбище увидите могилу Героя Советского Союза Анатолия Мельникова – командира взвода танков, не раз пролагавших путь пехоте там, где, казалось, ей никогда не пройти. При отражении одной из контратак доброго десятка танков и самоходок врага Анатолий Мельников вступил в единоборство с ними и ценой своей жизни остановил их продвижение.

Местные краеведы расскажут вам много подробностей, связанных с освобождением их родных мест, а ветераны войны назовут десятки имен героев, о которых пока еще мало что известно. Ну, а если у вас появится желание детально ознакомиться с историей освобождения любого населенного пункта, посетите ближайшую школу. Пионеры расскажут вам столько, сколько пока нельзя еще прочесть в книгах. Неутомимые юные краеведы открывают все новые имена достойных сынов Отчизны, узнают о таких ратных делах героев, которые доселе не были известны ни журналистам, ни писателям, ни историкам.

К концу августа почти на всех участках фронта на территории Латвии положение временно стабилизировалось. Учитывая важное стратегическое значение Прибалтики, гитлеровское командование усилило группу армий «Север», пополнив ее несколькими дивизиями, снятыми с других участков фронта, а также большим количеством танковых частей (всего около 1000 танков). Но несмотря на это, советские войска имели на Прибалтийских фронтах (включая и Ленинградский) двойное превосходство в живой силе, а по танкам и самоходной артиллерии почти тройное.

Правда, на 2-м Прибалтийском фронте преимущество в технике было несколько меньшим (примерно в полтора раза). Все войска активно готовились к решающим боям с целью изгнания врага из пределов советских Прибалтийских республик.

В сентябре начались завершающие операции по разгрому противника в Прибалтике. Они проводились согласованными ударами войск нескольких фронтов в направлении на Ригу. Эти операции начались 14 сентября 1944 года одновременным переходом ударных группировок всех Прибалтийских фронтов из районов южнее Бауски, восточнее Эргли и восточнее Валки.

Наибольшего успеха добилась с первых часов наступления ударная группировка 1-го Прибалтийского фронта. Ее части вышли на подступы к Иецаве. 16 сентября передовой отряд одного из механизированных корпусов вышел к Балдоне. Правофланговые части подошли к Даугаве.

Чтобы остановить продвижение войск 1-го Прибалтийского фронта к Риге, противник нанес по ним два мощных контрудара: один с целью овладеть Добеле и Елгавой, другой – в районе Иецавы. Если в районе Добеле противник ценою больших потерь добился незначительного успеха, то на правом крыле фронта все его контратаки 40 были отражены. Советские войска, наступавшие [41] вдоль Даугавы 17 и 18 сентября, освободили город Яунелгаву и очистили от врага на значительном протяжении южный берег Даугавы. Отразив попытки гитлеровцев помешать наступлению, ударная группировка фронта, осуществлявшая прорыв у Иецавы, 22 сентября выбила оккупантов из Балдоне и приблизилась на расстояние 6–7 километров к Кекаве. Противник ввел здесь в бой дополнительно две только что прибывшие дивизии, но, поддержанные массированными ударами нашей авиации по скоплениям гитлеровских войск, наши части сумели удержать завоеванные рубежи.

В боях за овладение Иецавой и Балдоне геройски погиб командир отдельного противотанкового артдивизиона капитан Иван Горбенко. При прорыве обороны он со своими артиллеристами все время шел в цепях атакующей пехоты, поддерживая ее, как принято говорить в кругу военных, «огнем и колесами». Каждую ожившую огневую точку противника артиллеристы дивизиона немедленно подавляли прямой наводкой. Своими пушками Горбенко много сделал для того, чтобы противник покинул сильно укрепленную Иецаву. Когда наши части вырвались на подступы к Балдоне, дивизиону пришлось отбивать яростные контратаки гитлеровцев. В решающий момент боя, израсходовав все снаряды, Горбенко повел своих артиллеристов в рукопашную схватку. Враг не выдержал натиска и побежал. Двадцатипятилетний полтавчанин коммунист Иван Горбенко был убит в этой схватке.

Медленнее развивалось наступление 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов. Наступающим здесь частям предстояло преодолеть немало сильно укрепленных оборонительных рубежей противника – «Валка», «Цесис», «Сигулда». Последний – четвертый рубеж (рижские обводы) находился в 6–7 километрах от Риги. Опираясь на эти заблаговременно подготовленные оборонительные рубежи, командование немецко-фашистской армии в Прибалтике делало все, что только могло, чтобы задержать наше наступление в направлении Риги. Ударная группировка 2-го Прибалтийского фронта потеснила противника в районе Эргли, южнее которого наступал 130-й латышский стрелковый корпус. В его рядах дрались воины молодого пополнения, призванного в освобожденных районах Латвии. 16 сентября противник предпринял против частей корпуса 9 контратак, но все они были отбиты с большими потерями для гитлеровцев.

Успехи войск 1-го Прибалтийского фронта в районе Бауски, а также переход в наступление ударной группировки Ленинградского фронта вынудил немецко-фашистское командование начать отвод войск из Эстонии, чтобы избежать их окружения. Но для этого ему непременно нужно было удержать Валку – важный железнодорожный узел. Несмотря па сильнейшее противодействие оккупантов, войска 3-го Прибалтийского фронта 19 сентября все же овладели важными узлами сопротивления Тырва и Валка. Четыре дня спустя передовые танковые части ворвались в Валмиеру, но противник бросил сюда значительные силы и потеснил советских танкистов. Однако в ночном бою в тот же день советские части снова выбили гитлеровцев из Валмиеры, на этот раз окончательно. На правом крыле фронта была освобождена Руиена. Противник настолько поспешно отводил свои войска к рубежу, что наступающие части, почти не встречая сопротивления, достигли Руиены, а через день – 24 сентября – овладели населенным пунктом Мазсалаца, а левофланговые части к утру 26 сентября овладели городом Цесис. Противник начал отводить войска на оборонительный рубеж «Сигулда».

Насколько ожесточенный характер носили бои, связанные с выходом войск фронтов к рубежу «Сигулда», можно судить по данным самого гитлеровского командования, считавшего, что, обороняясь на Рижском направлении, оно потеряло половину участвовавших в сражениях войск. Советские части с севера и востока подошли на расстояние до 60 километров к Риге. На южном берегу Даугавы это расстояние было еще меньшим. [42] В повестку дня встал вопрос об освобождении столицы Советской Латвии Риги.

Этот успех стоил немалых жертв и нашим войскам. Но на смену выбывшим из строя становились новые бойцы из освобожденных районов республики и Псковской области.

Каждый бой вырывал из рядов атакующих советских подразделений доблестных солдат, тех, кто шел впереди, бросался в самое пекло. Уже немало рассказано о воинах 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов, отдавших жизнь за свободу и независимость нашей Родины на земле Латвии. В августе и сентябре 1944 года немало воинов полегло в полосе наступления, протянувшейся от Виляки и Балвы до Цесиса и Мазсалацы. Здесь шли вперед войска 3-го Прибалтийского фронта.

В дни, когда решалась судьба Валки и Валмиеры, замечательный пример самопожертвования во имя победы над врагом показал харьковчанин рядовой Егор Шутько. Он был наводчиком станкового пулемета и по приказу командира занял рубеж для отражения контратаки противника. Несколько раз враг бросался на позицию, занятую ротой, в которой служил рядовой Шутько, но воины стойко отражали натиск, в чем была немалая заслуга меткого пулеметчика. Но вот гитлеровцы бросили на горстку воинов несколько танков и крупное подразделение пехоты. 4 танка и до 50 пехотинцев шло прямо на ячейку, наспех отрытую пулеметчиком. Выждав удобный момент, рядовой Шутько меткими очередями отсек пехоту от танков, заставил ее залечь. Но против танков пулемет – не оружие. Когда один из танков приблизился к ячейке, Егор Шутько уже был ранен в правую руку. Взяв противотанковую гранату в левую, воин бросился под гусеницы машины. Так ушел из жизни двадцатилетний украинец, выполнив приказ командира до конца: танк с разорванной гусеницей не прошел через занятый пулеметчиком рубеж. Могила Егора Шутько, которому посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, находится на братском кладбище Звартавского сельсовета.

На площади Героев в Валмиере похоронен Герой Советского Союза подполковник Михаил Ковалев – командир танковой бригады, бывалый воин, громивший немецко-фашистских захватчиков на Курской дуге и в степях Украины. Он был удостоен высокого звания еще в 1943 году за успешное форсирование Днепра и умелые действия на захваченном плацдарме. Боевая машина комбрига множество раз первой врывалась на позиции гитлеровцев при прорыве обороны на различных участках фронта. В бою под Валмиерой, дважды переходившей из рук в руки, донской казак Михаил Ковалев сложил свою буйную голову. Трудящиеся города бережно ухаживают за могилой героя, украшают ее живыми цветами. О подвигах бесстрашного воина знают в Валмиере и стар и млад.

В городе установлен также памятник героическому экипажу танка, которым командовал старший лейтенант Н. Назаров, в составе старшего сержанта И. Кирьянова, сержантов В. Маркова, Н. Грачева, В. Седельникова. Экипаж первым прорвался на улицы Валмиеры. Ценой своих жизней танкисты обеспечили выполнение боевой задачи.

В ходе наступления войск 3-го Прибалтийского фронта на Рижском направлении героизм, беззаветная отвага и верность воинскому долгу были поистине массовым явлением. Бойцы понимали: победа над врагом здесь близка. И не жалели для победы ничего, даже собственной жизни.

Огромный наступательный порыв, стремление как можно быстрее сокрушить врага, не останавливаясь ни пред чем, нашло свое яркое отражение в подвиге младшего лейтенанта Бориса Лебедева. Взвод, которым он командовал, получил задачу прорваться к окраине населенного пункта Заубе. Это оказалось трудным делом: во фланг наступающему подразделению бил вражеский пулемет. Нужно было заставить его замолчать. Комсомолец Лебедев с несколькими бойцами, ведя огонь на ходу, бросился в обход вражеской огневой 42 точки. В самый неподходящий момент, когда до [43] цели оставалось несколько шагов, у офицера кончились патроны. Не осталось и гранат. А пулемет все строчил, прижимая к земле наступающую цепь бойцов. Лишь доли секунды потребовались младшему лейтенанту на размышления. Он бросился вперед и накрыл своим телом ствол пулемета, повторив бессмертный подвиг Александра Матросова. Следовавшие за офицером бойцы уничтожили пулеметный расчет. Подразделение стремительным броском ворвалось в населенный пункт, выбив оттуда гитлеровцев. Это произошло 26 сентября. Младшему лейтенанту Борису Лебедеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Присвоено посмертно... Конечно, задача заключалась в том, чтобы добыть победу с минимальными потерями. Но когда обстановка требовала идти на верную смерть, люди шли, бросались под танки, закрывали собою амбразуры дзотов, таранили вражеские танки, самолеты, корабли. Потому что именно такое решение было необходимым, именно такой поступок мог в данную минуту воодушевить бойцов, заставить их найти в себе то, что ныне принято называть внутренними резервами, для новой схватки с врагом. Постепенно отводя свои войска на рубеж «Сигулда», гитлеровское командование поставило им задачу удержать его во что бы то ни стало. В обращении к войскам было сказано, что этот рубеж должен обороняться до последнего солдата, что о дальнейшем отступлении не может быть и речи. Значительное сокращение линии фронта позволило гитлеровцам основательно увеличить плотность войск в обороне.

Но с уменьшением протяженности линии фронта сузились и полосы наступления советских фронтов настолько, что Верховное Главнокомандование сочло целесообразным перевести часть войск 2-го Прибалтийского фронта на южный берег Даугавы, сменив ими войска генерала Баграмяна на участке от Внесите до Ауце. Началась подготовка к штурму. Однако четырехдневные бои с 27 по 30 сентября оказались практически безрезультатными. Тогда под руководством Маршала Советского Союза Говорова, назначенного Ставкой для согласования действий двух Прибалтийских фронтов, была разработана новая операция. Ее начало планировалось на 7 октября. Но уже 5 октября, обнаружив сосредоточение советских войск в районе Шауляя, командование группы «Север» вынуждено было отменить свой приказ «сражаться до последнего солдата» и начать отвод своих частей с рубежа «Сигулда» на рижские обводы с целью планомерно отойти через еще оставшийся коридор у Тукумса.

Этот маневр врага был своевременно замечен. В ночь на 6 октября войска 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов, сбивая вражеские заслоны и отряды прикрытия, начали преследовать гитлеровцев. За день они с боями продвинулись на 10–15 километров в глубь вражеской обороны. Их продвижение совпало с мощными ударами войск 1-го Прибалтийского фронта на Мемельском (Клайпедском) направлении, что значительно ухудшило положение противника. Ни на одном из участков рубежа «Сигулда» гитлеровцы не смогли удержаться. За 5 дней наступления, с 6 по 10 октября, советские войска повсеместно вышли к переднему краю первой полосы обороны рижских обводов, которая протянулась по рекам Гауя, Криевупе и Маза Югла до Саласпилса. К этому времени войска 1-го Прибалтийского фронта, стремительно продвигаясь на Мемельском направлении, в нескольких местах достигли берега Балтийского моря, изолировав от Восточной Пруссии всю группу немецких войск «Север».

В создавшейся ситуации Рига приобретала для врага особое значение, поскольку только через нее он мог по сухопутью отвести в Курземе войска, находившиеся севернее Даугавы. Поэтому гитлеровцы продолжали держаться на рижских оборонительных обводах с фанатизмом обреченных.

Советские войска, участвовавшие в сражении за Ригу, получили задачу ворваться в город, наступая вдоль берега Даугавы. При этом части 2-го [44] Прибалтийского фронта, полностью передислоцированные на левый берег реки, должны были освободить Пардаугаву (Задвинье). 130-му латышскому корпусу предстояло наступать в обход города, перерезать железную и шоссейную дороги Рига–Елгава и выйти в тыл немецким войскам, оборонявшимся в Пардаугаве.

Попытки прорвать оборону гитлеровцев на рижских обводах удались далеко не сразу. Как только советские войска на каком-то участке вбивали в нее клин, противник немедленно бросал туда резервы и восстанавливал положение. Не принесли успеха и ночные схватки. Лишь 11 октября частям, наступавшим с северо-востока, удалось форсировать реки Криевупе и Маза Югла и продвинуться здесь на подступы к переднему краю второй полосы.

В тот же день была прорвана оборона противника в районе Саласпилса. Однако здесь гитлеровцы оказывали особенно упорное сопротивление. Ночными атаками советские воины все же выбили врага с занимаемых им позиций и к утру 12 октября полностью овладели всей первой полосой оборонительного обвода. Преследуя противника по пятам, они подошли ко второй полосе на всем ее протяжении.

Важную роль в ускорении освобождения Риги сыграл успех 374-й стрелковой дивизии, прорвавшейся к Яунциемсу и очистившей от врага северовосточный берег Киш-озера. Как только об этом стало известно командованию армии, к берегу озера немедленно был направлен 285-й отдельный моторизованный батальон особого назначения на амфибиях. В 18 часов 30 минут 12 октября батальон начал переброску десанта в район Межапарка. Появление десантников в Межапарке поразило немецкое командование, как гром среди ясного неба. Оно даже не сделало сколько-нибудь серьезной попытки закрыть брешь. А амфибии снова и снова пересекали озеро, доставляя в район высадки подкрепление десантников. За ночь они перевезли свыше 3000 человек, несколько минометов и артиллерийских орудий. Ночью ворвались в город и многие части, наступавшие на других направлениях. К утру 13 октября правобережная часть города была полностью очищена от оккупантов.

Менее успешно развивалась борьба за освобождение Пардаугавы. Ворвавшиеся в город с севера советские войска попытались с ходу форсировать Даугаву, но были встречены сильным огнем. После нескольких неудачных попыток преодолеть реку, пришлось прекратить их. Лишь в районе Болдераи форсировать реку все же удалось.

Части, наступавшие на южном берегу Даугавы, продвигались вперед очень медленно. Однако 13 октября 130-му латышскому стрелковому корпусу удалось выйти к железной дороге Рига–Елгава у Олайне. Еще два дня, преодолевая ожесточенное сопротивление, продвигались к южным окраинам Риги части двух армий 2-го Прибалтийского фронта. 15 октября оккупанты были изгнаны из Пардаугавы. Они поспешно ретировались, чтобы не попасть в окружение в районе Юрмалы, поскольку части 3-го Прибалтийского фронта, форсировавшие Даугаву у Болдераи, продвинулись к этому времени до устья Лиелупе и заняли поселок Приедайне. На следующий день в Ригу вступили восторженно встреченные жителями столицы Латвии воины 130-го латышского стрелкового корпуса.

20 октября 1944 года Рижская наступательная операция завершилась. Она развивалась так, что боев на улицах города почти не было. Зато на дальних и ближних подступах к городу шли длительные, напряженнейшие кровопролитные сражения, унесшие тысячи жизней.

На кладбище имени Райниса в Риге похоронен Герой Советского Союза старший лейтенант Борис Голубовский. Он воевал в составе войск 1-го Прибалтийского фронта, командуя танковой ротой. 10 августа 1944 года офицер с четырьмя танками своей роты ворвался в литовский город Радвилишкис и выкурил оттуда гитлеровцев. Танк Голубовского при этом оказался подбитым. Раненый офицер не покинул машину, продолжал вести [45] огонь. После второго попадания танк загорелся. Борис Голубовский, выскочив из машины, уничтожил огнем автомата около 30 гитлеровцев, но упал без сознания от потери крови. За этот подвиг отважный танкист был представлен к званию Героя Советского Союза. Его подобрали санитары. Долгих 9 месяцев пролежал танкист в госпиталях. Уже закончилась война, а врачи все еще боролись за его жизнь. Но безуспешно. 17 июня 1945 года Голубовский умер от ран.

На дальних подступах к Риге совершил замечательный подвиг офицер-коммунист Абибо Шишинашвили. 14 сентября 1944 года при прорыве сильно укрепленных позиций врага в районе Бауски старший лейтенант Шишинашвили скрытно вывел роту, которой командовал, в тыл противника. Внезапно атаковав вражескую батарею, воины роты уничтожили всю пушечную прислугу и повредили орудия. Заметив резервное подразделение, выдвигавшееся к реке Мемеле в обычном походном строю, Шишинашвили атаковал его и уничтожил свыше 100 солдат и офицеров. Отступая в панике, гитлеровцы бросили на поле боя 3 миномета и 4 пушки. Рота продолжала наступать, отразив несколько попыток врага сдержать ее продвижение. Когда закончились боеприпасы, бойцы подразделения воспользовались трофейным оружием и с его помощью отбили еще 3 контратаки. Во время одной из них пуля сразила командира роты, но захваченный воинами рубеж враг так и не смог у них отнять. Славному сыну грузинского народа Абибо Шишинашвили посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Он похоронен в Бауске.

На братском воинском кладбище Марупского сельсовета есть могила Героя Советского Союза капитана Сергея Люлина. Он участвовал в 110 боевых вылетах и 43 воздушных боях. Сбил сам 3 и в группе 7 самолетов противника, будучи не летчиком-истребителем, а штурманом бомбардировщика. Сергей Люлин бомбил вражеские объекты на Юго-Западном, Западном, Северо-Кавказском, Северо-Западном, 3-м Белорусском, 1-м Прибалтийском фронтах, был награжден 5 орденами. 14 сентября 1944 г. вылетел с командиром Краснознаменного бомбардировочного полка подполковником Г. Николаевым на очередное задание. Истребителям врага удалось подбить самолет. На горящей машине оба офицера дошли до цели, сбросили бомбы, но увидев, что дотянуть до своих не удастся, направили горящую машину на группу немецких танков, повторив подвиг Николая Гастелло.

В Рижском районе трудно найти сельсовет, на территории которого не было бы братских воинских кладбищ или могил советских воинов. В пределах одного лишь Ропажского сельского Совета таких кладбищ пять. И каждое имя, высеченное в камне надгробий, – это имя героя боев за Ригу.

На братском кладбище Аллажского сельсовета похоронен командир стрелкового отделения старший сержант Иван Малка. Много ли людей в отделении? А Малка со своими солдатами в одном только бою сумел уничтожить 67 гитлеровцев и 40 солдат и унтер-офицеров взять в плен. 7 октября возле хутора Пулени воин погиб. За верность солдатскому долгу и беспримерную храбрость Ивану Малке посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

На братском кладбище в Риге покоятся останки Героя Советского Союза гвардии старшего лейтенанта Сидора Срибного, который был удостоен звания Героя за доблесть и мужество, проявленные при форсировании великой украинской реки Днепр. Много раз водил воинов на штурм вражеских укреплений бесстрашный командир стрелковой роты Сидор Срибный, многие сотни верст прошел с боями, а до Риги не дошел всего несколько километров. Он погиб 11 октября 1944 года неподалеку от Ропажи.

В боях за изгнание из Риги немецко-фашистских захватчиков отличились многие части и соединения, получившие почетное наименование «Рижских». Этой чести удостоили и 43-ю гвардейскую латышскую стрелковую дивизию. 3418 солдат и офицеров 130-го латышского корпуса за [46] доблесть, проявленную в сентябрьских и октябрьских боях 1944 года, были награждены орденами и медалями. На боевом знамени корпуса засиял орден Суворова II степени, а на знамени 308-й латышской стрелковой дивизии – орден Красного Знамени.

После завершения Рижской операции бои на территории Латвии продолжали вести войска 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов. 3-й прекратил свое существование. Его части и соединения влились в состав других фронтов.

Потеряв Ригу, немецко-фашистские войска на довольно значительном пространстве оказались отрезанными от Восточной Пруссии и прижатыми к морю. Образовался так называемый «курляндский котел», в котором находилось свыше 33 немецких дивизий. Важно было, чтобы ни одна из них не смогла оказаться на другом участке советско-германского фронта. Поэтому с первых дней образования «котла» и до момента капитуляции курземской группировки немецко-фашистских войск в Курземе шли непрерывные тяжелые бои.

Первая попытка рассечь вражескую группировку и уничтожить ее по частям была предпринята войсками 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов одновременно на Тукумском и Лиепайском направлениях еще 16 октября, сразу же после освобождения Риги. Она принесла некоторые успехи войскам, наступавшим на правом крыле 2-го Прибалтийского фронта вдоль побережья Рижского залива. 17 октября они освободили Слоку, а днем позднее – Кемери, 19 октября вышли на подступы к Тукумсу, где противник располагал заранее подготовленной обороной. Войска генерала армии Баграмяна также продвинулись на несколько километров. В результате линия фронта в Курземе прошла на восточном участке с севера на юг от Клапкалнциемса на берегу Рижского залива через станции Смарде, Гардене, Бене до границы с Литовской ССР. На юге, в полосе наступления 1-го Прибалтийского фронта, она входила в пределы Курземе до города Скуодас, а оттуда тянулась до берега Балтийского моря, упираясь в него южнее Юрмалциемса. Некоторая часть немецко-фашистских войск курляндской группировки находилась еще в пределах Литвы. Город Добеле, освобожденный советскими танкистами 31 июля, все еще оставался в непосредственной близости от передовых позиций. Поскольку бои в этом районе в августе и сентябре имели важное значение для судеб Риги, о них необходимо упомянуть особо.

После того, как в августе 1944 года гитлеровцам удалось оттеснить советские части, прорвавшиеся в Тукумс и к берегу Рижского залива, образовался выступ, врезавшийся в немецкую оборону по линии Елгава – северо-западнее Добеле–Ауце. Гитлеровцы множество раз пытались ликвидировать этот опасный для них выступ, угрожавший новым прорывом советских войск к Рижскому заливу. Контратаки с участием больших масс пехоты, танков, самоходной артиллерии на Шауляйском и Добельском направлениях предпринимались гитлеровцами снова и снова. Особенно ожесточенный характер они носили в сентябре. Проявляя невиданный героизм, беспримерную стойкость и мужество, воины 1-го Прибалтийского фронта не уступили врагу завоеванных выгодных позиций. Аури и Ауце, Бене, Биксты, Букайши, Зебрене, Наудите, Тервете, Укри, Шкибе – разве перечтешь все места в Добельском районе, где покоятся герои освобождения латвийской земли от немецко-фашистских оккупантов. В августовских, сентябрьских и октябрьских боях многие воины, принимавшие участие в сражениях на территории Добельского района, были удостоены звания Героя Советского Союза. 11 из них спят вечным сном на кладбищах городов и сел района.

В городе Добеле есть могилы пяти Героев Советского Союза. Невольно обращает на себя внимание тот факт, что трое из них погибли 18–19 сентября в районе Ауце–Бене–Добеле. Именно в эти дни гитлеровцы предприняли одну из отчаянных попыток вбить танковый клин в боевые порядки советских войск. На пути немецких [47] «тигров» и «пантер» на одном из участков обороны встал танк, где командиром орудия был сержант Валерий Величко. Четыре вражеских бронемашины запылали от метких выстрелов сержанта. Но загорелась и его машина. Валерий Величко продолжал бой до последнего снаряда, удержал занятый им рубеж, но сам погиб.

Днем позднее совершил выдающийся подвиг командир огневого взвода истребительной противотанковой батареи лейтенант Евгений Зикрон. В районе Яунберге батарея была атакована 15 тяжелыми танками «тигр» и 6 тяжелыми самоходными орудиями «фердинанд», за которыми следовала пехота. Взяв на себя командование батареей и умело управляя ее огнем, офицер Зикрон в первые же минуты вражеской контратаки вывел из строя 3 танка. Наткнувшись на такое сопротивление, часть вражеских бронемашин пошла в обход. Вскоре батарея оказалась в окружении. Но ее огонь по-прежнему наносил урон врагу. Артиллеристам удалось отбить очередную контратаку. Во время одной из последующих, заменив убитого наводчика орудия, лейтенант Зикрон сам уничтожил вражеский танк. Но близкий разрыв снаряда унес жизнь бесстрашного командира. Оставшиеся бойцы вели огонь по врагу до последнего снаряда. Все они погибли, с честью выполнив свой воинский долг. Могила Героя Советского Союза Евгения Зикрона находится на воинском кладбище близ железнодорожной станции Добеле.

Там же похоронен командир отделения разведки старший сержант В. Леонов. 19 сентября 1944 года, возвращаясь после выполнения очередного задания к своим через немецкие боевые порядки, он был обнаружен и принял бой. Воину много раз приходилось пробираться в тыл врага. Он занимался этим с первых дней войны и потерял счет «языкам», которых захватил. С несколькими своими товарищами Виктор сумел в 1943 году привести на лодках двух «языков», захваченных на противоположном берегу Днепра. За этот подвиг старший сержант Леонов был удостоен звания Героя. В своем последнем бою он тоже не дрогнул. Прикрывая отход своих товарищей огнем автомата, он уничтожил нескольких гитлеровцев.

Когда уже бои велись на подступах к рижским обводам, старший лейтенант Павел Хрусталев получил задание провести разведку и воздушное фотографирование мест скопления живой силы и техники врага. Бывалому летчику такой приказ отдавался не впервые. 109 раз он вылетал в расположение врага. 10 октября при выполнении особо важного задания в районе Ауце–Добеле самолет Хрусталева был подбит. Летчик направил объятую огнем машину на позиции вражеской артиллерии.

Памятник крылатому воину установлен на братском воинском кладбище в Добеле.

В населенном пункте Тервете находится могила Героя Советского Союза майора Максима Холявицкого, который в труднейших условиях августовских боев вывел полк из окружения, нанеся врагу огромный урон (подожжено 22 танка, 7 самоходных орудий, уничтожено свыше 500 солдат и офицеров). Будучи тяжело раненным, офицер продолжал командовать полком до выхода из окружения. 21 августа он скончался от ран.

На территории Букайшского сельсовета покоятся Герои Советского Союза – водитель танка старшина Константин Жуков и командир артбатареи старший лейтенант Иван Борщик, командир танкового взвода лейтенант Роман Николаенко, командир артиллерийской батареи капитан Иван Новоженов. Под Ауце упал на территорию, занятую противником, подбитый вражескими зенитками самолет ИЛ-2 Героя Советского Союза старшего лейтенанта Дмитрия Никулина.

Это были храбрые и стойкие воины, горячо любившие Родину и не менее горячо ненавидевшие ее врагов. Вся огромная сила этой ненависти воплотилась в подвиге комбата Ивана Борщика – участника обороны Одессы, боев на Кавказе, форсирования Сиваша, штурма Сапун-горы в Севастополе. Отбивая танковые атаки в районе станции Бене, артиллеристы подожгли несколько [48] вражеских машин. Но вот на батарее не осталось ни одного снаряда. Тогда, взяв противотанковую гранату, комбат бросился с нею под танк, который шел на позицию батареи.

Артиллеристы гранатами отбили и эту атаку. Но мало кто из них остался в живых. За поданный подчиненным пример верности воинской присяге, стойкости и бесстрашия в критической обстановке офицеру Ивану Борщику посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

27 октября 1944 года ударные соединения войск генерала армии Баграмяна перешли в наступление на узком участке фронта в направлении Лиепаи, а ударная группировка войск генерала армии Еременко прорвала оборону противника и начала продвижение в направлении Салдуса. На следующий день наступающие части в районе Ауце прорвали второй оборонительный рубеж. Спешно подтянув резервы, противник ожесточенно противодействовал развитию успеха. Только за день 29 октября наступающие на этом участке части отразили до 40 контратак, но, несмотря на это, сумели углубиться еще на несколько километров во вражескую оборону. Продвижение вперед продолжалось, хотя и медленными темпами, до 6 ноября. Затем оно было приостановлено. Части фронта закрепились на достигнутых рубежах.

Ударная группировка 1-го Прибалтийского фронта с самого начала наступления встретила сильнейшее сопротивление врага. Как выяснилось; впоследствии, здесь были сосредоточены значительные силы немецко-фашистских войск, предназначавшиеся для прорыва на Клайпеду, в том числе две танковще дивизии и несколько подразделений тяжелых танков «тигр». И все же гитлеровцам пришлось основательно попятиться назад. Активными действиями частей фронта удалось освободить населенные пункты Эмбута, Бриньки, Никраце и другие. На правом крыле фронта продвижение местами составило 15–20 километров.

В октябрьских боях в Курляндии многие воины совершили подвиги, которые служат для нас сегодня и будут служить для грядущих поколений примером огромной твердости духа, беззаветной верности своему народу, делу коммунизма. Одному из батальонов, например, была поставлена задача овладеть высотой, которая господствовала над местностью в полосе наступления воинской части. Выполнению задачи мешал вражеский пулемет, находившийся в дзоте. Вместе со своими товарищами высоту штурмовал бывший партизан, разведчик батальона гвардии ефрейтор Петр Куприянов. Он скрытно подобрался к амбразуре дзота и, когда батальон снова поднялся в атаку, бросился грудью на амбразуру. Пулемет умолк. Батальон выполнил поставленную перед ним задачу. За этот подвиг Петру Куприянову присвоено звание Героя Советского Союза. Могила воина находится на кладбище Никраце в Кулдигском районе.

В тот же день неподалеку от Ауце погиб замечательный советский летчик, заместитель командира корректировочно-разведывательного авиационного полка майор Иван Мартыненко, похороненный в Елгаве. По его командам артиллеристы подавляли наиболее важные цели на Украине и Северном Кавказе, под Сталинградом, Орлом, Брянском. Много раз корректировал огонь батарей Иван Мартыненко и в Прибалтике. 27 октября, разведав нужную цель, майор повел свой самолет над передним краем, передавая команды для подавления огня вражеской батареи. Внезапно атакованный двумя неприятельскими истре­бителями, он был смертельно ранен. Его самолет упал неподалеку от линии фронта.

Наступление войск 1-го Прибалтийского фронта в направлении Лиепаи сорвало замысел врага прорваться на Клайпеду. Но у гитлеровцев оставался шанс, остановив продвижение советских подразделений, нанести ответный удар, поскольку здесь они располагали ощутительным преимуществом. Однако сила напора наступающих частей была так велика, а действия советских танкистов в районе прорыва так дерзки, что собранные в кулак силы гитлеровцам пришлось распылить, чтобы закрыть бреши на нескольких участках прорыва.

Мадонский район. Стена и обелиск на кладбище в Саркани в честь павших советских воинов
Мадонский район
Стена и обелиск на кладбище
в Саркани в честь
павших советских воинов
Нынешний адрес: посёлок Саркани (Sarkaņi), волость Сарканю (Sarkaņu), край Мадонас (Madonas).

Мадона. Братское кладбище
Мадона
Братское кладбище
Нынешний адрес: край Мадонас (Madonas), город Мадона (Madona), улица Пумпуру (Pumpuru).

Варакляны (Мадонский район). Братские могилы советских воинов
Варакляны (Мадонский район)
Братские могилы советских воинов
Нынешний адрес: край Варакляну (Varakļānu), город Варакляны (Varakļāni), улица Ригас (Rīgas).

Памятник возле шоссе Резекне-Мадона у моста через реку Айвиексте
Памятник возле шоссе Резекне–Мадона
у моста через реку Айвиексте
Нынешний адрес: посёлок Сталидзаны (Stalīdzāni), волость Баркавас (Barkavas), край Мадонас (Madonas).

Эргли (Мадонский район). Кладбище Миерини, где покоятся останки героев, павших за освобождение поселка
Эргли (Мадонский район)
Кладбище Миерини, где покоятся останки героев,
павших за освобождение поселка
Нынешний адрес: посёлок Эргли (Ērgļi), волость Эрглю (Ērgļu), край Эрглю (Ērgļu).

Антужи (Екабпилсский район). Памятник павшим воинам 130-го латышского стрелкового корпуса
Антужи (Екабпилсский район)
Памятник павшим воинам
130-го латышского стрелкового корпуса
Нынешний адрес: посёлок Антужи (Antuži), волость Вариешу (Variešu), край Крустпилс (Krustpils).

Екабпилс. Пушка-памятник освободителям города, воздвигнутый на могиле генерал-майора С. Куприянова, полковников С. Газеева и Г. Шарикалова
Екабпилс
Пушка-памятник освободителям города, воздвигнутый
на могиле генерал-майора С. Куприянова,
полковников С. Газеева и Г. Шарикалова
Нынешний адрес: город Екабпилс (Jēkabpils), улица Ригас (Rīgas).

Екабпилс. Братские могилы советских воинов у железной дороги
Екабпилс
Братские могилы советских воинов
у железной дороги
Нынешний адрес: город Екабпилс (Jēkabpils), улица Вароню (Varoņu).

Виеталва (Стучкинский район). Памятник павшим героям на братском воинском кладбище (скульпторы В. Алберг, З. Звара, архитектор Э. Шенберг)
Виеталва
(Стучкинский район)
Памятник павшим героям
на братском воинском
кладбище
(скульпторы В. Алберг,
З. Звара,
архитектор Э. Шенберг)
Нынешний адрес: хутор Леяскрогс (Lejaskrogs), волость Виеталвас (Vietalvas), край Плявиню (Pļaviņu).

Могилы героев, павших в боях за Виеталву
Могилы героев,
павших в боях за Виеталву
Нынешний адрес: хутор Леяскрогс (Lejaskrogs), волость Виеталвас (Vietalvas), край Плявиню (Pļaviņu).

Иецава (Бауский район). Памятный камень на месте, где стояли насмерть воины 106-й стрелковой дивизии, отражая контратаки противника
Иецава (Бауский район)
Памятный камень на месте,
где стояли насмерть воины 106-й стрелковой
дивизии, отражая контратаки противника
NB! На самом деле это была 306-я стрелковая дивизия.
Нынешний адрес: посёлок Дымзукалнс (Dimzukalns), край Иецавас (Iecavas).

Братские могилы советских воинов в Иецаве
Братские могилы советских воинов в Иецаве
Нынешний адрес: край Иецавас (Iecavas), посёлок Иецава (Iecava), площадь Графа (Grāfa laukums).

Братское кладбище воинов возле шоссе Рига-Бауска недалеко от Иецавы
Братское кладбище воинов возле шоссе Рига–Бауска
недалеко от Иецавы
Нынешний адрес: посёлок Дымзукалнс (Dimzukalns), край Иецавас (Iecavas).

Балдоне. На этом кладбище покоятся герои, павшие за освобождение поселка
Балдоне
На этом кладбище покоятся герои,
павшие за освобождение поселка
Нынешний адрес: посёлок Межвиды (Mežvidi), сельская территория города Балдоне (Baldones), край Балдонес (Baldones).

Валка. Памятник освободителям города
Валка
Памятник освободителям города
Нынешний адрес: Сведения уточняются.

Стренчи (Валкский район). Памятник воинам, отдавшим жизнь за освобождние города
Стренчи (Валкский район)
Памятник воинам, отдавшим
жизнь за освобождние города
Нынешний адрес: край Стренчу (Strenči), город Стренчи (Strenču), улица Пулквежа Земитана (Pulkveža Zemitāna).

Звартава (Валкский район). Братское воинское кладбище
Звартава (Валкский район)
Братское воинское кладбище
Нынешний адрес: хутор Були (Buļi), волость Звартавас (Zvārtavas), край Валкас (Valkas).

Валмиера. Памятник советским воинам на площади героев
Валмиера
Памятник советским воинам на площади героев
Воины перезахоронены: город Валмиера (Valmiera), гора Луцас (Lucas kalns).

Валмиера. Памятник экипажу танка, который первым ворвался в город
Валмиера
Памятник экипажу танка,
который первым ворвался в город
Памятник демонтирован.

Цесис. Памятник героям освобождения города в Майском парке (скульптор К. Янсон)
Цесис
Памятник героям
освобождения города
в Майском парке
(скульптор К. Янсон)
Памятник демонтирован.

Цесис. Могилы советских воинов на Берзайнском кладбище
Цесис
Могилы советских воинов на Берзайнском кладбище
Воины перезахоронены: край Цесу (Cēsu), город Цесис (Cēsis), улица Ленчу (Lenču).

Цесис. Братские могилы советских воинов на кладбище Леяскапи
Цесис
Братские могилы советских воинов на кладбище Леяскапи
Воины перезахоронены: край Цесу (Cēsu), город Цесис (Cēsis), улица Ленчу (Lenču).

Яунпиебалга (Цесисский район). Памятник павшим героям
Яунпиебалга
(Цесисский район)
Памятник павшим героям
Нынешний адрес: посёлок Яунпиебалга (Jaunpiebalga), волость Яунпиебалгас (Jaunpiebalgas), край Яунпиебалгас (Jaunpiebalgas).

Лигатне (Цесисский район). Братские могилы советских воинов
Лигатне (Цесисский район)
Братские могилы советских воинов
Нынешний адрес: посёлок Аугшлигатне (Augšlīgatne), волость Лигатнес (Līgatnes), край Лигатнес (Līgatnes).

Заубе (Цесисский район). Здесь вместе со своими погибшими боевыми друзьями похоронен Герой Советского Союза младший лейтенант Борис Лебедев
Заубе (Цесисский район)
Здесь вместе со своими погибшими боевыми друзьями
похоронен Герой Советского Союза
младший лейтенант Борис Лебедев
Нынешний адрес: хутор Арини (Āriņi), волость Заубес (Zaubes), край Аматас (Amatas).

Плявиняс (Стучкинский район). Обелиск на братских могилах советских воинов
Плявиняс (Стучкинский район)
Обелиск на братских могилах советских воинов
Нынешний адрес: край Плявиню (Pļaviņu), город Плявиняс (Pļaviņas), улица Межа (Meža).

Серене (Стучкинский район). Пионерский сбор у могил павших героев
Серене (Стучкинский район)
Пионерский сбор у могил павших героев
Нынешний адрес: хутор Лиепъяни (Liepjāņi), волость Серенес (Sērenes), край Яунелгавас (Jaunjelgavas).

Крапе (Огрский район). Здесь покоятся павшие герои
Крапе (Огрский район)
Здесь покоятся павшие герои
Нынешний адрес: посёлок Крапесмуйжа (Krapesmuiža), волость Крапес (Krapes), край Огрес (Ogres).

Яунелгава (Стучкинский район). Братские могилы павших героев
Яунелгава (Стучкинский район)
Братские могилы павших героев
Нынешний адрес: край Яунелгавас (Jaunjelgavas), город Яунелгава (Jaunjelgava), улица Елгавас (Jelgavas).

Сигулда (Рижский район). Всегда утопают в цветах могилы павших героев
Сигулда (Рижский район)
Всегда утопают в цветах могилы павших героев
Нынешний адрес: край Сигулдас (Siguldas), город Сигулда (Sigulda), улица Миера (Miera).

Вангажи (Рижский район). Братские могилы советских воинов
Вангажи (Рижский район)
Братские могилы советских воинов
Воины перезахоронены: посёлок Индраны (Indrāni), волость Инчукална (Inčukalna), край Инчукална (Inčukalna).

Памятник воинам-освободителям на 12-ом км Псковского шоссе
Памятник воинам-освободителям
на 12-ом км Псковского шоссе
Нынешний адрес: город Рига (Rīga), проспект Бривибас (Brīvības).

Обелиск в честь освободителей Риги на берегу Кишозера
Обелиск в честь освободителей Риги на берегу Кишозера
Нынешний адрес: город Рига (Rīga), проспект Остас (Ostas).

Рига. Памятник воинам-морякам на Гарнизонном кладбище
Рига
Памятник воинам-морякам на Гарнизонном кладбище
Нынешний адрес: город Рига (Rīga), улица Гауяс (Gaujas), 2.

Рига. У Вечного огня на Братском кладбище
Рига
У Вечного огня на Братском кладбище
Нынешний адрес: город Рига (Rīga), улица Айзсаулес (Aizsaules), 1b.

Бауска. Братское кладбище, где похоронены Герои Советского Союза старший лейтенант А. Шишинашвили и старший сержант И. Иллазаров
Бауска
Братское кладбище, где похоронены Герои Советского Союза
старший лейтенант А. Шишинашвили и старший
сержант И. Иллазаров
Нынешний адрес: край Баускас (Bauskas), город Бауска (Bauska), улица Биржу (Biržu), 5.

Братские могилы советских воинов в Шкибе (Добельский район)
Братские могилы советских воинов в Шкибе (Добельский район)
Нынешний адрес: посёлок Шкибе (Šķibe), волость Берзес (Bērzes), край Добелес (Dobeles).

Юрмала. Братские могилы советских воинов в Булдури
Юрмала
Братские могилы советских воинов в Булдури
Нынешний адрес: город Юрмала (Jūrmala), станция Булдури (Bulduri), улица Крышьяня Барона (Krišjāņa Barona).

Олайне (Рижский район). Памятник павшим героям на месте, где 130-й латышский корпус прорывался к железной дороге Рига-Елгава
Олайне (Рижский район)
Памятник павшим героям на месте,
где 130-й латышский корпус прорывался
к железной дороге Рига–Елгава
Нынешний адрес: посёлок Берзпилс (Bērzpils), волость Олайнес (Olaines), край Олайнес (Olaines).

Бене (Добельский район). Братское кладбище советских воинов
Бене (Добельский район)
Братское кладбище советских воинов
Нынешний адрес: посёлок Бене (Bēne), волость Бенес (Bēnes), край Ауцес (Auces).

Букайши (Добельский район). Памятник Герою Советского Союза командиру батареи капитану И. Новоженову
Букайши (Добельский район)
Памятник Герою Советского Союза командиру батареи
капитану И. Новоженову
Воин перезахоронен: хутор Граверы (Grāveri), волость Букайшу (Bukaišu), край Терветес (Tērvetes).

Аури (Добельский район). Братские могилы советских воинов
Аури (Добельский район)
Братские могилы советских воинов
Нынешний адрес: хутор Тилайши (Tīlaiši), волость Ауру (Auru), край Добелес (Dobeles).

Марупе (Рижский район). Могилы советских воинов. В центре - могила Героя Советского Союза капитана С. Люлина
Марупе (Рижский район)
Могилы советских воинов.
В центре – могила
Героя Советского Союза
капитана С. Люлина
Нынешний адрес: посёлок Тирайне (Tīraine), край Марупес (Mārupes).

Тервете (Добельский район). Братское кладбище
Тервете (Добельский район)
Братское кладбище
Воины перезахоронены: край Добелес (Dobeles), город Добеле (Dobele), улица Бривибас (Brīvības).

Джуксте (Тукумский район). Могилы советских воинов
Джуксте (Тукумский район)
Могилы
советских воинов
Нынешний адрес: посёлок Джуксте (Džūkste), волость Джукстес (Džūkstes), край Тукума (Tukuma).

Никраце (Кулдигский район). Братское кладбище. В центре - могила Героя Советского Союза гвардии ефрейтора Петра Куприянова
Никраце (Кулдигский район)
Братское кладбище.
В центре – могила
Героя Советского Союза
гвардии ефрейтора
Петра Куприянова
Нынешний адрес: хутор Лиекни (Liekņi), волость Никрацес (Nīkrāces), край Скрундас (Skrundas).

Яунпилс (Тукумский район). Памятник на братском воинском кладбище
Яунпилс (Тукумский район)
Памятник на братском воинском кладбище
Нынешний адрес: хутор Приедниеки (Priednieki), волость Яунпилс (Jaunpils), край Яунпилс (Jaunpils).

Берзупе (Добельский район). Памятник павшим героям на братском кладбище
Берзупе (Добельский район)
Памятник павшим героям на братском кладбище
Воины перезахоронены: край Добелес (Dobeles), город Добеле (Dobele), улица Бривибас (Brīvības).
Памятник перенесён: бывший хутор Камбари (Kambari), волость Аннениеку (Annenieku), край Добелес (Dobeles).

Ванаги (Салдусский район). Братские могилы эстонцев, латышей, русских, украинцев и бойцов других национальностей, вместе сражавшихся с окруженными гитлеровскими войсками
Ванаги (Салдусский район)
Братские могилы эстонцев, латышей, русских, украинцев и
бойцов других национальностей, вместе сражавшихся
с окруженными гитлеровскими войсками
Нынешний адрес: хутор Ванаги (Vanagi), волость Блиденес (Blīdenes), край Броцену (Brocēnu).

Могилы советских воинов на кладбище Звани (Салдусский район)
Могилы советских воинов на кладбище Звани
(Салдусский район)
Нынешний адрес: хутор Званы (Zvani), волость Блиденес (Blīdenes), край Броцену (Brocēnu).

Блидене. Дзот, амбразуру которого закрыл своим телом доблестный эстонский воин Якоб Кундер
Блидене
Дзот, амбразуру которого закрыл своим телом
доблестный эстонский воин Якоб Кундер
Нынешний адрес: посёлок Пилсблидене (Pilsblīdene), волость Блиденес (Blīdenes), край Броцену (Brocēnu).

Блидене. Могила Героя Советского Союза лейтенанта Якоба Кундера
Блидене
Могила Героя Советского Союза лейтенанта Якоба Кундера
Нынешний адрес: хутор Тушки (Tuški), волость Блиденес (Blīdenes), край Броцену (Brocēnu).

Эзере (Салдусский район). Братское кладбище
Эзере (Салдусский район)
Братское кладбище
Нынешний адрес: посёлок Эзере (Ezere), волость Эзерес (Ezeres), край Салдус (Saldus).

Лиепая. Бюст дважды Героя Советского Союза подполковника Нельсона Степаняна
Лиепая
Бюст дважды Героя Советского Союза
подполковника Нельсона Степаняна
Нынешний адрес постамента: город Лиепая (Liepāja), улица Земгалес (Zemgales).
Памятник перенесён: Россия, Калининградская область, город Калининград, Советский проспект.

Братское воинское кладбище Стури близ шоссе Рига-Лиепая, недалеко от Блидене
Братское воинское кладбище Стури
близ шоссе Рига–Лиепая, недалеко от Блидене
Нынешний адрес: бывший хутор Беюкрогс (Bejukrogs), волость Блиденес (Blīdenes), край Броцену (Brocēnu).

Могилы павших героев в боях на Салдусском направлении. Лейбас
Могилы павших героев в боях на Салдусском направлении
Лейбас, Пампали, Заури [Лейбас]
Нынешний адрес: хутор Лейбас (Leibas), волость Курсишу (Kursīšu), край Салдус (Saldus).

Могилы павших героев в боях на Салдусском направлении. Пампали
[Пампали]
Нынешний адрес: посёлок Пампали (Pampāļi), волость Пампалю (Pampāļu), край Салдус (Saldus).

Могилы павших героев в боях на Салдусском направлении. Заури
[Заури]
Нынешний адрес: хутор Заури (Zauri), волость Блиденес (Blīdenes), край Броцену (Brocēnu).

Вайнёде (Лиепайский район). Этот памятник своим павшим боевым друзьям воздвигли бывшие фронтовики
Вайнёде (Лиепайский район)
Этот памятник своим павшим боевым друзьям
воздвигли бывшие фронтовики
Нынешний адрес: край Вайнёдес (Vaiņodes), посёлок Вайнёде (Vaiņode), улица Бривибас (Brīvības).

Приекуле (Лиепайский район). Памятник павшим героям на братском кладбище
Приекуле (Лиепайский район)
Памятник павшим героям
на братском кладбище
Нынешний адрес: край Приекулес (Priekules), город Приекуле (Priekule), улица Узварас (Uzvaras).
Памятник перенесён: посёлок Капседе (Kapsēde), волость Медзес (Medzes), край Гробиняс (Grobiņas novads).

Талсы. Братские могилы советских воинов
Талсы
Братские могилы советских воинов
Нынешний адрес: край Талсу (Talsu), город Талсы (Talsi), улица Бривибас (Brīvības).

Кулдига. Памятник павшим героям
Кулдига
Памятник павшим героям
Нынешний адрес: край Кулдигас (Kuldīga), город Кулдига (Kuldīgas), улица Аннас (Annas).

[85] Единоборство советских и немецко-фашистских танковых подразделений не принесло врагу результатов, на которые он рассчитывал. Противник смог лишь остановить наступающих, но заставить их попятиться назад и уступить завоеванные позиции ему оказалось не по силам.

Во время прорыва на Лиепайском направлении огромную волю к победе проявили танкисты роты, которой командовал старший лейтенант А. Парфенов. Рота сумела прорваться сквозь артиллерийские и танковые заслоны гитлеровцев южнее Лиепаи и нанести врагу большой урон. Закрепившись на занятом рубеже, Парфенов со своими танкистами отразил несколько контратак, в которых участвовали десятки вражеских бронемашин. 30 октября он был тяжело ранен, два дня спустя скончался в госпитале. Старшему лейтенанту А. Парфенову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Он похоронен в поселке Вайнёде.

Маршал Советского Союза Еременко в своих воспоминаниях, изданных в Москве в 1969 году, писал, что в Курляндии враг оборонялся на сравнительно небольшом фронте, имея лишь на 9 дивизий меньше, чем у него было для обороны всей Эстонии и Латвии. Это важно знать для правильной оценки ситуации. В последние месяцы 1944 года боевые действия на советско-германском фронте почти повсеместно переместились за пределы нашей страны. Необходимо было пополнять силы для ударов, нацеленных на Кенигсберг, Варшаву, Будапешт, Вену и в конечном итоге – на Берлин. С переносом военных действий за пределы Советского Союза и выходом войск 3-го Белорусского фронта к границам Восточной Пруссии группировка гитлеровцев в Курляндии потеряла свое прежнее стратегическое значение. На других фронтах были задачи поважнее. В то же время противник, чтобы выдержать натиск советских войск, непрерывно пополнял свои части. В порты Лиепаи и Вентспилса в среднем ежедневно прибывало свыше тысячи человек пополнения.

Чтобы не потерять инициативу, держать неприятеля в постоянном напряжении, сковать его и не допустить вывода войск из Курляндии, советское командоване то на одном, то на другом участке фронта предпринимало активные действия. Это позволяло, добиваясь частных успехов, оттеснить противника с хорошо оборудованных им позиций, заставить его занять невыгодные для обороны рубежи. Частые перегруппировки советских войск вводили гитлеровцев в заблуждение относительно действительных замыслов командования.

Вероятно, не нужно особых разъяснений, какие испытания ждут воинов, которые в ноябре месяце в Латвии должны форсировать реку, а потом часами лежать на мерзлой земле, отражая вражеские контратаки. Именно такую задачу получила рота, которой командовал капитан Василий Прохоров. Командир роты в числе первых достиг противоположного берега реки Венты в районе населенного пункта Гобас и, увлекая за собой бойцов, бросился на укрепленную позицию врага. Рота выбила гитлеровцев из траншеи опорного пункта и закрепилась на занятом рубеже. Капитан Прохоров был ранен, но продолжал руководить боем. Перед штурмом следующего опорного пункта противника он был вторично ранен и контужен. Прохоров все же остался в строю и поднял бойцов в атаку. Очередное ранение оказалось смертельным. Мстя врагу за гибель своего командира, воины яростно бросились в атаку и выполнили поставленную перед ними задачу. Капитану Василию Прохорову за этот подвиг посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Офицер похоронен на братском кладбище Пампальского сельсовета в Салдусском районе.

Там же находится и могила сержанта Василия Лоскутова, который при освобождении хутора Зирнайи повторил подвиг Александра Матросова. Сначала воин вел с вражеским пулеметчиком огневой поединок, посылая в амбразуру дзота автоматные очереди. Когда кончились патроны, сержант подполз к дзоту вплотную и забросал его гранатами. Пулемет на короткое время затих, но [86] потом снова ожил. Тогда Василий Лоскутов закрыл амбразуру своим телом, за что был впоследствии посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

На кладбище в Курсиши Салдусского района перенесены останки Героя Советского Союза лейтенанта Лавра Рокина, командира самоходной артиллерийской установки. После прорыва в направлении Салдуса 21 ноября советские танкисты и самоходчики, преодолевая сильнейшее огневое сопротивление врага, шаг за шагом теснили его, заставляли пятиться назад. Экипаж лейтенанта Рокина три дня не выходил из боя. 24 ноября ему пришлось вступить в единоборство с четырьмя самоходными установками и двумя танками противника. Умело маневрируя на всхолмленной местности, самоходчики под командованием Лавра Рокина подожгли три самоходные установки и один танк. Противник сосредоточил огонь на самоходной установке Рокина. Офицера тяжело ранило, но он подал команду «Вперед!» Еще одно попадание вывело из строя весь экипаж. В живых остался только механик-водитель. И он был ранен. Но враг, встретив столь яростное сопротивление и понеся столь большие потери, не решился больше атаковать.

Братское кладбище в Курсиши стало последним пристанищем еще троих Героев Советского Союза – старшего сержанта Федора Сироткина, гвардии младшего лейтенанта Виктора Скачкова. и рядового солдата пехоты Гавриила Собянина. Командуя расчетом противотанкового орудия, Федор Сироткин множество раз участвовал в отражении танковых контратак врага и всегда выходил победителем. Его орудие нанесло врагу ощутимый урон. В ноябре, во время одной из очередных контратак, на огневую позицию расчета Сироткина двинулось до роты пехоты. Артиллеристы открыли по ней огонь прямой наводкой. Израсходовав все снаряды, они пустили в ход пулемет, автоматы и гранаты. Атака была отбита успешно, отбита с большими потерями для гитлеровцев. В продолжении боя расчет уничтожил 4 станковых пулемета и до 40 солдат и офицеров. В неравной схватке сержант Федор Сироткин пал смертью храбрых. Весть о присвоении ему звания Героя Советского Союза пришла несколько месяцев спустя.

Виктор Скачков и Гавриил Собянин совершили свои подвиги месяцем позднее, участвуя в декабрьских наступательных боях.

После активных действий в ноябре Верховное Главнокомандование провело значительную перегруппировку войск. Многие части и соединения были выведены в резерв, а затем переброшены на другие участки советско-германского фронта. Численность войск, блокировавших курляндскую группировку гитлеровцев, резко сократилась, а задача оставалась прежней – непрерывными наступательными действиями сковывать противника, вклиниваться в его оборону всюду, где это окажется возможным, окружать и уничтожать его по частям.

На 15 декабря готовился массированный налет пашей авиации на Лиепайский морской порт. Днем раньше в этот район вылетел командир штурмового авиаполка Герой Советского Союза подполковник Нельсон Степанян. В представлении к высокому званию говорится, что только с июня 1941 года по 1943-й Степанян совершил 239 боевых вылетов, потопил один миноносец, 2 сторожевых корабля, 2 сторожевых катера, 5 тральщиков, потопил несколько транспортных судов общим водоизмещением свыше 30 тысяч тонн. В воздушных боях он сбил 2 вражеских самолета и уничтожил бомбами и реактивными снарядами 25 самолетов на аэродромах. На боевом счету Степаняна числилось к тому времени 80 выведенных из строя вражеских танков и 600 автомашин. С той поры подполковник Степанян основательно увеличил этот счет. 14 декабря 1944 года, сбросив бомбы на цель в Лиепайском порту, Степанян уже взял курс на свой аэродром. Но в это время его самолет был подбит и врезался в море. Попытки спастись с помощью парашюта летчик не сделал. 6 марта 1945 года Нельсону Степаняну было [87] посмертно присвоено звание дважды Героя Советского Союза.

15 декабря, как и было запланировано, на Лиепайский порт обрушились бомбы, сброшенные самолетами целой воздушной армии. Одновременно советские истребители блокировали аэродромы Лиепаи, Скрунды и Циравы. В воздушной операции участвовало 186 бомбардировщиков и 343 истребителя. Были зафиксированы несколько прямых попаданий в боевые и транспортные суда противника, два сильных взрыва и 10 очагов пожаров. Во время этой операции советские летчики сбили в воздушных боях 40 вражеских самолетов.

21 декабря южнее Салдуса был собран ударный кулак, в состав которого вошли соединения обоих Прибалтийских фронтов. Они прорвали оборону противника, заняли Пампали, Зварде и продвинулись северо-западнее озера Лиелауце. Здесь советские войска встретили сильное противодействие врага и остановились. На Тукумском направлении, где наступление началось на 2 дня позднее, была прорвана оборона на участке шириной в 12 километров. 130-му латышскому стрелковому корпусу, наступавшему на этом направлении, удалось южнее Джуксте вклиниться в расположение гитлеровских войск до 13 километров.

Тот, кто хоть раз поднимался в атаку в такой ситуации, когда противник располагает значительными подвижными резервами, способными закрыть любую брешь в своей обороне, знает, чего стоит каждый из этих километров. Но на вопрос, наступать или не наступать, в те дни и в тех условиях, был лишь один ответ. Наступать! Не давать врагу ни днем, ни ночью покоя.

Наступать! Это было желанием всех: от рядовых солдат до командующих фронтами. Все хорошо понимали, что после каждого прорыва нашими войсками вражеской обороны и пусть даже небольшого продвижения вперед «котел» все больше сужался. Забегая несколько вперед, отметим, что к моменту капитуляции курляндской группировки немецко-фашистских войск они занимали без малого вдвое меньшую территорию, чем в дни образования котла.

В ходе подготовки декабрьских наступательных действий командование обоих Прибалтийских фронтов неоднократно проводило на разных участках разведку боем. Перед одной из таких разведок отделению саперов, которым командовал старший сержант Александр Пелевин, было приказано сделать проходы в минных полях на переднем крае противника. В ночь на 13 декабря Пелевин с несколькими солдатами расчищал от мин подходы к первой траншее обороны противника. Несколько проходов сделали незаметно. Когда уже заканчивали работу в последнем проходе, противник обнаружил саперов и, освещая местность ракетами, открыл по ним огонь. Первыми же выстрелами были убиты бойцы Н. Ахмадулин и Н. Дичин. Пелевин с рядовым И. Слыкевичем, переждав несколько минут, продолжили работу. Фашисты снова открыли огонь. Погиб и Слыкевич. Пелевин, оставшись один, не бросил работу до тех пор, пока не обезвредил последнюю мину в проходе. Уже на пути в расположение своих, его сразила вражеская пуля. Но по проделанным саперам проходам воины атаковали врага и выбили с занимаемого им выгодного рубежа. Александру Пелевину за этот подвиг было присвоено звание Героя Советского Союза. Воин похоронен в Добеле на братском кладбище.

Не нужно думать однако, что Героями Советского Союза чаще всего становились посмертно. Вовсе нет. Тысячи солдат, сержантов, офицеров и генералов, носивших на груди медаль Золотая Звезда, участвовали в боях до последнего дня войны, благополучно здравствуют и поныне. Эта высшая воинская награда чаще всего давалась за мужество и отвагу, многократно проявленные в сложной боевой обстановке. Летчики удостаивались звания Героя Советского Союза за совершение многих успешных боевых вылетов и нанесение врагу ощутимого урона в воздухе и на земле; снайперы – за солидный счет уничтоженных врагов, на что требовалось и много мужества, и много [88] выдержки, незаурядного воинского мастерства; танкистам, артиллеристам, саперам и пехотинцам – за долгий нелегкий солдатский труд и воинскую доблесть, проявленную при выполнении сложных заданий командования.

Если бы посчитать, сколько раз пехотинец рядовой Гавриил Собянин был первым в атаке, получилась бы внушительная цифра. Приходилось ему участвовать и в разведке боем, и в штурме вражеских укреплений, и в форсировании водных рубежей, драться в окружении и участвовать в рукопашных схватках. Без преувеличения можно сказать, что вся его боевая жизнь, или, как говорили на фронте, боевая работа, была сплошным многодневным подвигом. Вот сокращенный перечень его боевых дел только в октябре и ноябре 1944 года, выписанный из наградного листа. «В бою за населенный пункт Сунтажи в числе первых форсировал реку Маза Югла, уничтожил двух снайперов и пулеметный расчет», «4 ноября во время боя в районе озера Лиелауце уничтожил из снайперской винтовки 11 гитлеровцев. Потом поднял роту в атаку и пошел впереди. Забросал гранатами поочередно два пулеметных расчета врага. В рукопашной схватке из шести солдат, бросившихся на него, пятерых уничтожил и одного взял в плен»... «21 и 22 ноября первым ворвался во вражескую траншею и в рукопашной схватке уничтожил до десяти гитлеровцев».

До десяти... Точно считать их было просто некогда: впереди находилась вторая траншея, которую предстояло взять. Ее взяли.

23 декабря Гавриил Собянин погиб, не совершив в тот день ничего особенного. Просто при отражении ротой контратаки прилетела шальная пуля и унесла жизнь этого великолепного солдата. Но Родина не забыла, как служил ей рядовой пехотинец Собянин. Ему посмертно было присвоено звание Героя.

В разгар декабрьских боев в Курземе погиб и механик-водитель тяжелого танка гвардии младший лейтенант Виктор Скачков. Много раз он рвал гусеницами своей бронированной крепости колючую проволоку перед вражескими траншеями, бесстрашно вел машину на позиции артиллерийских батарей, превращая пушки в груды искореженного металла, давил дзоты и блиндажи. 26 декабря во время вражеской контратаки гитлеровцам удалось поджечь танк Скачкова. Машина вышла из строя. Можно покинуть танк. Младший лейтенант поступил иначе. Раненый, он вылез на броню, осмотрел повреждение и пришел к выводу, что огонь можно потушить. Танк еще повоюет. Неподалеку рвались снаряды и мины, пули роем проносились рядом, но танкист не обращал на все это внимания. Огонь отступал, победа над ним была уже близкой, когда очередное попадание вражеского снаряда в танк прервало жизнь героя.

В ходе декабрьских наступательных действий погиб, отражая контратаку у населенного пункта Наудите, командир танкового взвода лейтенант Роман Николаенко. Погиб, уже будучи представленным к присвоению звания Героя Советского Союза за славные боевые дела, многократно совершенные подвиги при освобождении городов и сел Советской Латвии. В своем последнем бою отважный танкист еще раз отличился, уничтожив несколько вражеских машин. Он похоронен в поселке Бене Добельского района.

Бои в декабре 1944 года носили исключительно упорный характер. В этих условиях с самой лучшей стороны показали себя воины 130-го латышского стрелкового корпуса. Умело взламывая оборону противника, буквально вгрызаясь в его боевые порядки юго-восточнее Джуксте, бойцы частей 43-й гвардейской и 308-й латышских стрелковых дивизий медленно, но неуклонно продвигались вперед, овладели несколькими населенными пунктами. За шесть дней боев воины корпуса уничтожили свыше 6000 вражеских солдат и офицеров, разгромили 307-й охранный батальон, 37-й охранный полк, два батальона 19-й пехотной дивизии СС, нанесли серьезные потери нескольким другим дивизиям противника. За проявленные в этих боях смелость и мужество 1007 воинов корпуса были награждены орденами и медалями.

[89] В конце декабря командование немецко-фашистских войск, находящихся в «курляндском котле», предприняло попытку ликвидировать выступ, образовавшийся южнее Джуксте в результате успешных действий советских частей и прежде всего 130-го латышского корпуса. Несмотря на то, что противник сосредоточил здесь значительные силы, ему удалось кое-где несколько продвинуться, но затем наступление захлебнулось. После этой неудачи гитлеровцы больше не решались вести активные наступательные действия в Курляндии. Да это и потеряло всякий смысл после освобождения советскими войсками Клайпеды. Им оставалось только ждать конца.

При отражении попытки гитлеровцев выровнять фронт в районе Джуксте замечательный пример несгибаемого мужества и стойкости проявили воины батареи противотанковых пушек, которой командовал капитан Василий Зимнягин. Батарея занимала оборону у населенного пункта Пиенава. С началом наступления гитлеровцев на огневую позицию батареи двинулось 12 танков, поддерживаемых залпами полевой артиллерии. Подпустив танки на 300 метров, артиллеристы открыли огонь. 2 танка сразу загорелись, один остановился подбитый. Остальные, сосредоточив огонь на батарее, пытались обойти ее. Один за другим выходили из строя пушки, падали замертво бойцы. Когда на батарее осталось лишь одно орудие, капитан подбил из него вражеский танк и, раненый, потерял сознание. Придя в себя, он увидел, что и последнее орудие изуродовано. Зажимая рану одной рукой, он взял в другую противотанковую гранату и пошел с нею на танк. Славному сыну Родины посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Останки капитана Зимягина покоятся на кладбище в Джуксте.

Такую же стойкость проявили воины и на других участках, где фашисты пытались наступать. После этой неудачи часть находившихся в «котле» вражеских дивизий была переброшена морем в Германию. Оставшиеся в Курземе немецко-фашистские войска получили указание держаться во что бы то ни стало. С целью предотвратить дальнейшую переброску сил противника в Восточную Пруссию войска двух Прибалтийских фронтов перешли в наступление. Ожесточенные бои длились до конца января. Чтобы сдержать натиск, гитлеровцам понадобились все их наличные силы. Эвакуацию своих войск им пришлось прекратить.

В начале февраля 1945 года войска обоих Прибалтийских фронтов были объединены в один – 2-й Прибалтийский фронт. Его командующим был назначен Маршал Советского Союза Говоров.

Войска фронта стали готовиться к проведению крупной наступательной операции, целью которой явилось отсечение курляндской группировки врага от морских портов Лиепаи и Вентспилса. Перед началом операции был предпринят отвлекающий удар: части правого крыла фронта начали наступление на Тукумском направлении. Несмотря на упорное сопротивление противника, наступающие расширили участок прорыва до 25 километров в ширину и продвинулись вперед па 9 километров, овладев крупным опорным пунктом гитлеровцев – Джуксте. Подтянув сюда крупные силы, враг вынудил советские подразделения остановиться, но сбить их с завоеванных позиций не смог.

20 февраля, после полуторачасовой артиллерийской и авиационной обработки вражеской обороны, перешли в наступление части левого крыла фронта, решавшие основную задачу прорваться в глубь вражеской обороны в направлении Приекуле. Артиллерийская и авиационная подготовка атаки были настолько эффективными, что первые две траншеи наступающие преодолели почти не встречая сопротивления. Однако по мере дальнейшего продвижения вперед противодействие противника стало резко возрастать. Особенно упорный характер оно приняло на подступах к Приекуле. Три дня ни на минуту не затихал бой у этого населенного пункта. Три дня противник бросал здесь в бой новые части, снятые с других участков фронта. И все же советские воины овладели этим важным узлом сопротивления на [90] Лиепайском направлении. В ходе последующих наступательных боев участок прорыва был расширен до 25 километров и углублен до 8 километров. Затем наши части перешли к обороне.

На участке фронта между городом Салдус и поселком Вайнёде с октября 1944 года и до самой капитуляции шли бои такого накала и такой ожесточенности, каких на латвийской земле не было больше нигде в дни ее освобождения советскими войсками. 23259 воинов-освободителей похоронено на братском воинском кладбище в Приекуле. Конечно, не все они погибли в боях за этот город. Прах многих павших героев перенесен сюда из других мест захоронения. Но уже сама эта цифра красноречиво свидетельствует о том, какие огненные смерчи бушевали в здешних местах на сравнительно небольшом участке фронта.

На братском кладбище в Приекуле покоятся останки шести Героев Советского Союза. Всем им это звание присвоено посмертно.

Командир танкового орудия Иван Григорьев только 25 февраля при отражении нескольких контратак противника меткими выстрелами поджег 6 тяжелых немецких танков.

Пулеметчик-пехотинец гвардии ефрейтор Василий Игонин подавил несколько огневых точек противника, обеспечивая продвижение своих товарищей в том аду, что начался 20 февраля на Лиепайском направлении, уничтожил свыше 20 солдат и офицеров противника. Во время вражеской контратаки до последнего патрона удерживал свой рубеж. Когда кончились патроны, взял в каждую руку по противотанковой гранате и бросился под танк.

Капитан Владимир Самсонов с одной своей батареей самоходных орудий вступил в бой с сорока пятью вражескими танками, дважды раненный, лично уничтожил 7 тяжелых танков. В ходе боя умер от ран.

Ефрейтор Михаил Чебодаев был представлен к званию Героя за многократные отличия в бою и особую отвагу и мужество, проявленные в ходе февральской попытки советских войск прорваться на Лиепаю.

Останки ефрейтора Ивана Гурова и сержанта Федора Берестова, погибших задолго до февральских боев, уже после окончания войны перенесены на воинское кладбище в Приекуле с места их гибели и первоначального захоронения.

Многие воины, павшие смертью храбрых в боях на Лиепайском направлении, покоятся на братском кладбище в поселке Вайнёде, освобожденном осенью 1944 года. В Вайнёде находятся могилы Героев Советского Союза младшего сержанта Николая Грибанова, лейтенанта Василия Маслова, старшего лейтенанта Афанасия Парфенова, гвардии старшего сержанта Сергея Шалыгина.

Обстоятельства смерти всех героев необычны и заслуживают подробного описания. Но о Шалыгине хочется рассказать особо. Он был помощником командира взвода в разведывательной роте, участвовал во многих операциях в тылу противника по добыче «языков». 6 марта группа из 5 разведчиков, возглавляемая Шалыгиным, снова побывала в тылу у гитлеровцев, захватила вражеского унтер-офицера. На обратном пути во время перестрелки Шалыгин был ранен. Отправиться в госпиталь он отказался.

На следующий день во время боя Шалыгин заметил, что его командиру угрожает смертельная опасность: гитлеровец через секунду заколет его штыком. Не раздумывая, он бросился вперед и закрыл командира собой.

В марте началась весенняя распутица. Траншеи и блиндажи залило водой, затопило все низины местности. Дороги сделались непроезжими и многие участки местности непроходимыми ни для каких видов техники. В этих труднейших условиях советские войска продолжали натиск на противника, нанеся ему ряд ударов.

3 марта была сделана попытка ликвидировать плацдарм немецко-фашистских войск на восточном берегу реки Варта северо-западнее Приекуле. Советские части к этому времени находились [91] уже менее чем в 30 километрах от Лиепаи, что вынуждало гитлеровцев держать здесь значительные резервы. И все же наступающие сумели продвинуться вперед на полтора-два километра:

4 марта на Салдусском направлении перешла в наступление другая группировка советских войск. Первоначальный успех был многообещающим, но из-за бездорожья, отставания техники и все усилившегося сопротивления противника наступление постепенно приостановилось. Однако 17 марта по врагу были нанесены новые удары на этом направлении, усиленные переходом в наступление с востока и юго-востока частей 130-го латышского и 8-го эстонского корпусов.

Туман, стоявший в этот день, исключал возможность использования авиации, затруднял управление огнем артиллерии. Несмотря на это, части обоих корпусов, хотя и медленно, но упорно продвигались вперед. Уже в первый день наступления они подошли к железной дороге Елгава–Лиепая неподалеку от станции Блидене. На следующий день оба корпуса отбивали ожесточенные контратаки противника и не смогли продвинуться вперед. Успех сопутствовал лишь ротам 300-го стрелкового полка 7-й эстонской стрелковой дивизии, который продвинулся вдоль железной дороги и вышел на подступы к станции.

Во время этого боя совершил подвиг командир стрелкового взвода лейтенант Якоб Кундер. Рота, в составе которой находился его взвод, получила задачу овладеть крупным жилым зданием на пути к станции Блидене, а затем и самой станцией. Выкурить врага из здания было поручено взводу Кундера. Задачу взвод решил блестяще, не потеряв ни одного бойца. Теперь предстояло атаковать станцию, превращенную противником в сильный опорный пункт. Там, где наступал взвод Якоба Кундера, открыл губительный фланкирующий огонь вражеский пулемет, находившийся в дзоте. Понимая, чем это грозит батальону и роте, лейтенант Купдер перебежками подобрался к д:шту и бросил две гранаты. Одна разорвалась внутри дзота. Пулемет умолк, по вскоре застрочил снова. Тогда лейтенант пустил в ход последнее, что у него было, – пистолет. Это не помогло, а сам лейтенант получил тяжелое ранение. Теряя последние силы, Якоб Кундер подполз к амбразуре дзота и закрыл ее своим телом. В настоящее время дзот у железнодорожной станции Блидене восстановлен как исторический памятник. К нему прикреплена мемориальная доска с надписью: «На этом месте 18 марта 1945 года свой героический подвиг совершил Герой Советского Союза Якоб Кундер». Могила героя находится на кладбище Тушки.

Части латышского и эстонского корпусов в дальнейшем в течение нескольких дней продолжали упорно взламывать вражескую оборону. 21 марта перешли в наступление соседние соединения. Наступательные бои длились до 3 апреля 1945 года, после чего войска фронта в Курземе на продолжительное время перешли к обороне и начали готовиться к новым боям.

Обнаружив сосредоточение советских войск для наступления на Салдусском направлении, противник решил в ночь на 8 мая начать скрытый отход па заранее подготовленный рубеж Кандава–Салдус–Скрунда. Но его замысел был разгадан, и советские войска немедленно начали преследование врага, не дали ему закрепиться на заранее подготовленных рубежах, заняв города Тукумс и Салдус. Во второй половине дня 8 мая противник прекратил сопротивление. Его солдаты и офицеры в одиночку и целыми подразделениями начали сдаваться в плен. С 8 по 13 мая 1945 года войскам фронта сдалось 181032 солдата и унтер-офицера, 8038 офицеров, 42 генерала. Боевые действия на территории Латвии завершились. Штабы, принимавшие капитуляцию, взяли на учет и под охрану огромное количество оружия, военный техники, снаряжения и боеприпасов. До конца мая советские воины взяли в плен еще свыше ста тысяч разбежавшихся по лесам солдат и офицеров, а также более сорока генералов.

Даже буржуазные военные историки вынуждены признать, что советским войскам, не располагавшим [92] в Курляндии большими силами и значительным количеством военной техники, испытывавшим определенный недостаток боеприпасов, удалось сковать в этом районе мощную военную группировку врага, воспрепятствовать се переброске на запад для обороны самой Германии, только благодаря превосходству советской военной стратегии, неукротимой силе духа советских бойцов и командиров, их стойкости и готовности в любой ситуации выполнить свой воинский долг до конца.

Для нас такое признание очень ценно, потому что исходит оно от наших недругов, склонных обычно преуменьшать значение результатов, достигнутых советскими войсками в различных сражениях. Тут действительно есть над чем задуматься. Ведь большинство наших частей и подразделений, блокировавших немецко-фашистские дивизии в «курляндском котле», уже с ноября–декабря не насчитывали и одной трети положенного по штату личного состава. Их пополнение осуществлялось в основном за счет выздоравливающих воинов из госпиталей. Временами стрелковые полки насчитывали вместе с офицерами по 150–200 человек, то есть чуть больше, чем в нормальной роте. И этими силами советскому командованию удалось не только лишить гитлеровцев возможности организованно эвакуировать свои войска, но и непрерывно теснить их, наносить им огромный урон в живой силе и технике. Пусть временами удавалось продвинуться вперед всего на километр-два. Каждая такая маленькая победа, приближала ту большую, что пришла 9 мая 1945 года. И каждая все больше укрепляла дружбу, кровное боевое братство русских, латышей, литовцев, украинцев, эстонцев, белорусов, таджиков, узбеков, грузин, азербайджанцев, татар, башкир, армян и воинов всех других национальностей, окропивших своей кровью латвийскую землю, отдавших жизнь за ее освобождение.

Светлой памяти воинов, павших смертью храбрых в боях за освобождение Советской Латвии от немецко-фашистских оккупантов посвящено наше повествование. Оно лишь частично передает картину грозных событий, происходивших на территории республики с июля 1944 по май 1945 года. Невозможно в коротком повествовании описать беспримерную стойкость и моральную красоту облика советских воинов-освободителей. Далеко не полностью отображают скорбную красоту и величие памятников, установленных в городах, на местах боев и на воинских кладбищах, напечатанные нами снимки. К тому же в дни, когда делались эти снимки, во многих населенных пунктах республики закладывались новые памятники, еще более выразительные и впечатляющие.

А с годами их построят еще больше, потому что подвиг героев Великой Отечественной войны так огромен и дорог, что ему суждено будить патриотические чувства и творческое вдохновение у многих поколений советских людей. Еще далеко не все сказано о том, каким суровым и в то же время героическим этапом в жизни нашего народа была минувшая война и какие богатыри сломали хребет фашистскому зверю.

И все же самым прекрасным памятником подвигам павших героев являются наши сегодняшние дела. Именно такой – цветущей, прекрасной и свободной – виделась вся наша Родина, земля Советской Латвии фронтовикам, когда в короткие минуты затишья между боями они пытались заглянуть через годы вперед и мысленно представить себе, какие города будут возведены на местах руин и пепелищ, как будут жить люди, что будет вдохновлять их на подвиги в мирных делах. Но, пожалуй, мало кто из них предполагал, что даже самые дерзновенные их мечты будут превзойдены советскими людьми в два-три мирных десятилетия, что один автомат сможет заменить на производстве сотни людей, что на великих реках усилиями молодых будут построены гидростанции, каждая из которых будет во много раз мощнее легендарного Днепрогэса, что человек укротит страшную разрушительную способность атомной энергии и заставит ее трудиться для мирных целей, что потомки их поколения станут [93] первыми покорителями космоса. Так далеко не мог загляпуть никто. Но каждый, кто шел на смерть ради жизни на земле, верил: кровь, пролитая на полях сражений советскими солдатами, даст прекрасные всходы после победы над врагом в той жизни, что наступит после окончания войны, будет по достоинству оценен солдатский вклад в общенародное дело.

Каждый из них любил жизнь и мечтал о том, что сможет приложить истосковавшиеся по мирной работе руки и к множеству дел, связанных с восстановлением разрушенного войной. Не всем довелось осуществить эти мечты.

Не забудем о них. А главное – в каждом своем деянии, поступке, помысле будем достойны светлой памяти павших в борьбе за честь, свободу и  независимость нашей Родины .

Объединенная база данных (ОБД) «Мемориал»
Общедоступный электронный банк документов «Подвиг народа»
Наша Победа
Форум Поисковых Движений
Помните нас! Soldat 1941-1945
форум ANTIK-WAR
Общество «RIGACV» Солдат.ru
Наша Победа
Военный альбом - Фотографии Второй мировой и Великой Отечественной войны (1939-1945)
Форум 1914 год: Первая Мировая и Гражданская войны - история и реконструкция
Вильнюсское военно-историческое объединение «Забытые солдаты»
Ассоциация культурного и исторического наследия славян Балтии
Литовская ассоциация военной истории «Забытые солдаты»
Книга Памяти Украины
Советские воинские захоронения в Венгрии
Армия Беларуси
Army.lv - международный проект Дмитрия Смирнова
Я помню! Я горжусь!
Всероссийское генеалогическое древо
наверх
© Русское Общество в Латвии (РОвЛ), 2006-2016.
В случае использования информации активная ссылка на соответствующую страницу с сайта voin.russkie.org.lv обязательна.