Русские мемориалы в Латвии

Данные на сайте представлены по состоянию на 31.12.2017! Для получения актуальных данных по именам на мемориалах, пожалуйста, обращайтесь на следующие сайты: по Риге и центральной Латвии – «Братские Воинские Захоронения в Латвии»; по Латгалии – «Генеральное консульство РФ в Даугавпилсе»; по Курземе – «Генеральное консульство РФ в Лиепае».

Все поисковые запросы (по поводу добавления или исправления имён, получения актуальных фотографий, сведения о состоянии мемориала и т.п.), пожалуйста, направляйте в Консульский отдел Посольства РФ в Латвии: ruskons@apollo.lv. Его работники качественно и компетентно на них ответят! Увековечением имён на российских (советских) воинских мемориалах в Латвии Консульский отдел занимается на основании межправительственного российско-латвийского соглашения по воинским захоронениям от 2007 года. Плановые ремонты на мемориала проводятся по заказу Посольства РФ, равно как и его сотрудниками осуществляется мониторинг состояния воинских захоронений.

«В Саласпилсском лагере смерти» (сборник воспоминаний)

В. Известный, Е. Быстров «Факты и документы обвиняют», стр. 5-39

Содержание

Вниманию читателя предлагается сборник воспоминаний бывших узников Саласпилсского лагеря смерти. Этот сборник перекликается с книгами, изданными в Советском Союзе и в странах социалистического лагеря, в которых гневно разоблачаются тягчайшие преступления германского фашизма против мира и человечества.

В книге повествуется о чудовищных злодеяниях немецко-фашистских изуверов и их приспешников — латышских буржуазных националистов, совершенных ими за колючей проволокой Саласпилсского лагеря смерти. Вместе с тем бывшие узники не только рассказывают читателям об ужасах, которые народам мира принес фашизм и его неизбежный спутник — война, но и предупреждают, что эти ужасы могут снова повториться, если народы не будут твердо стоять на страже мира и позволят гидре фашизма снова поднять голову.

В то время как германские реваншисты снова усиленно вооружаются и готовятся развязать третью мировую войну, особенно важно не забывать, какие неисчислимые страдания доставили эти враги мира нашей Отчизне, всему человечеству. Германские фашисты сразу же после захвата власти в феврале 1933 года совершили поджог рейхстага. В поджоге клеветнически обвинили коммунистов, чтобы объявить вне закона Коммунистическую партию Германии и тем самым развязать себе руки для массовых репрессий. Уже на следующий день после поджога рейхстага был издан чрезвычайный декрет президента «О защите народа и государства», которым, в сущности, были ликвидированы все гражданские права, записанные в Веймарской конституции, в том числе право на свободу личности.

Один из пунктов этого позорного акта предусматривал превентивное заключение. Вопреки общепризнанному правовому принципу — «без вины нет преступления, нет наказания», превентивное заключение давало возможность политической полиции без суда и следствия «в интересах общественной безопасности и порядка» лишать свободы любое лицо на неопределенное время без предъявления ему какого-либо обвинения в совершении преступления. Распоряжением тайной полиции на неопределенный срок могли быть оставлены в заключении также и лица, уже отбывшие назначенное наказание. При этом заключенный лишался права обжаловать его превентивное заключение.

Обычно приказ о превентивном заключении выглядел так: «На основании статьи 1 декрета имперского президента «Об охране народа и государства» от 28 февраля 1933 года («Reichsgesetzblatt» I, стр. 133) вы подвергаетесь превентивному заключению в интересах общественной безопасности и порядка.

Причина: подозрение в деятельности, направленной против государства» [Нюрнбергский процесс, том IV. Москва, Государственное издательство юридической литературы, 19S9, стр. 296.].

Превентивное заключение на деле означало полный произвол, не ограниченный никакими правовыми гарантиями.

Одним из основных орудий массового фашистского террора стали концентрационные лагеря, которые покрыли всю территорию гитлеровской Германии. В них томились тысячи и тысячи борцов за мир, антифашистов, коммунистов, деятелей профсоюзных и других прогрессивных организаций.

Германские фашисты широко использовали концентрационные лагеря как орудие проведения в жизнь человеконенавистнической расовой политики, орудие физического уничтожения огромных групп «расово неполноценного» населения.

Эту жуткую программу уничтожения людей выработал сам фюрер. «Мы, — говорил Гитлер Раушнингу, — должны развить технику обезлюживания. Если вы спросите меня, что я понимаю под обезлюживанием, я скажу, что имею в виду устранение целых расовых единиц. И это — то, что я намерен осуществить, это, грубо говоря, моя задача» [Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками, том 1. Москва, Госюриздат, 1957, стр. 483.].

Совершив вероломное нападение на Советский Союз и временно оккупировав часть его территории, немецко-фашистские захватчики и здесь организовали массовый террор, создали концентрационные лагеря. В советских прибалтийских республиках, как и на остальной оккупированной территории нашей страны, начался мрачный период немецкой оккупации — бедствие, которого не знали наши народы за всю свою многовековую историю.

Осуществляя свои чудовищные планы порабощения и истребления советского народа, гитлеровцы уже в первые дни оккупации создали многочисленные карательные органы — СС, СД, гестапо, разного рода комендатуры, префектуры, «охранные» роты, специальные полицейские подразделения и карательные экспедиции, задачей которых было истязать и уничтожать советских людей.

Вся полнота власти над этой сложной машиной массового террора и уничтожения людей находилась в руках полиции безопасности и эсэсовских главарей. Гитлеровцы разделили оккупированную советскую территорию на так называемые округа. Территория оккупированных советских прибалтийских республик была отнесена к округу «Остланд». Верховным руководителем СС и полиции «Остланд» Гитлер назначил своего приближенного обергруппенфюрера СС генерала полиции Еккельна [3 февраля 1946 года Военный трибунал Прибалтийского военного округа приговорил бывших гитлеровских генералов Еккельна, Руффа, Монтетона, Вертера, Павела, Кюппера, Беккинга — семь крупных военных преступников — за злодеяния, совершенные на территории Прибалтики в годы немецкой оккупации, к смертной казни через повешение. Приговор приведен в исполнение в г. Риге 3 февраля 1946 года публично.].

Руководствуясь изуверскими установками Гиммлера о том, что «латыши, литовцы и эстонцы — низшие расы, и этим должно определяться отношение к этим народам», Еккельн отдавал распоряжения подчиненным ему карательным органам о беспощадной расправе над народами Советской Прибалтики. О чудовищном размахе массового террора в городе Риге и ее окрестностях свидетельствуют многочисленные трофейные документы, рассказы очевидцев, массовые могилы убитых людей.

Так, в донесении на имя тогдашнего начальника полиции СД Латвии — штурмбаннфюрера Крауса 9 июля 1941 года префект города Риги Штиглиц сообщал:

«При этом докладываю Вам, что прошедшая ночь прошла спокойно. Арестовано 150 коммунистов. До дальнейшего выяснения задержано 34 человека. Особого успеха добился начальник V участка, который предпринял проверки во всех районах участка... и арестовал 38 коммунистов...»

Только силами префектуры в городе Риге в первые дни июля 1941 года было арестовано и задержано свыше двух тысяч мирных граждан.

Никогда не забудут жители Московского района города Риги разыгравшейся здесь трагедии, о которой с цинизмом палача сообщается в донесении дежурного офицера префектуры от 21 июля 1941 года:

«Сутки прошли спокойно. Арестовано 27 коммунистов... Проведена широкая акция по очистке латгальского пригорода и островов Даугавы на 6-м и 9-м участках Рижской префектуры с участием немецкой полиции безопасности. Задержано 866 человек... При бегстве застрелено 33 человека».

О массовых арестах и расстрелах сообщается в префектуру со всех концов Латвии. Так, бывший начальник Рижской уездной полиции Вейде докладывал префекту города Риги:

«...В городе Плявиняс расстреляно 11, в городе Огре 3, а в Лиелвардской волости 5 коммунистов».

Для осуществления преступных планов порабощения и истребления советских людей гитлеровские захватчики использовали местных буржуазных националистов, которые старались выслужиться перед немецкими фашистами и таким образом надеялись вернуть себе былую власть и богатства: фабриканты — фабрики, кулаки — землю. Путем эксплуатации трудящихся они снова рассчитывали загребать сказочные богатства.

Латышские фашисты при первой же возможности уже спешили выразить свое доверие Адольфу Гитлеру и покорно просили разрешить им участвовать в создании «Нового порядка». Об этом красноречиво свидетельствует содержание телеграммы, текст которой был утвержден 11 июля 1941 года в городе Риге на одном из совещаний самых реакционных буржуазных националистов. В то время как народы Советского Союза и многие народы мира активно боролись против фашизма, эти заклятые враги трудящихся в телеграмме Гитлеру писали:

An Adolf HITLER,

Führer und Reichskanzler, Hauptquartier.

Am 11. Juli 1941 im wieder befreiten Lettland zum ersten Male versammelte Vertreter sämtlicher Volksschichten und Berufe übermitteln den Dank des gesamten lettischen Volkes an die ruhmreiche Deutsche Wehrmacht und jeden deutschen Mann, der an der Befreiung Lettlands teilgenommen hat, aber insbesondere dem grossen und siegesgekrönten Vorkämpfer des deutschen Volkes und aller anderen indo-germanischen Völker — Adolf HITLER.

Die Hoffnung des gesamten lettischen Volkes auf Anteilnahme am Befreiungskampf Europas unterbreiten wir Adolf HITLER zur Entscheidung.

Das lettische Volk ist gewillt am Neuaufbau Europas teilzunehmen und sieht einem diesbezüglichen Beschluss Adolf HITLERS vertrauensvoll entgegen.

Alfred VALDMANIS, Delegationsleiter. Oberstleutnant Viktor DEGLAVS, Delegierter, Gustavs Celmins, Delegierter.

«Фюреру и рейхсканцлеру Адольфу Гитлеру, главная ставка.

11 июля 1941 года во вновь освобожденной Латвии впервые собрались представители различных слоев и профессий, чтобы выразить признательность всего латышского народа славной немецкой армии и всем немцам, участвовавшим в Латвии, и особенно — великому, победоносному предводителю немецкого народа и всех индогерманских народов Адольфу Гитлеру.

Надежды всего латышского народа участвовать в освободительной борьбе Европы мы возлагаем на решение Адольфа Гитлера.

Латышский народ полон решимости участвовать в строительстве новой Европы и с покорностью ждет соответствующего решения Адольфа Гитлера.

Альфред Валдманис, руководитель делегации; полковник-лейтенант Виктор Деглав, делегат; Густав Целминь, делегат».

Так подло подонки общества пользовались именем латышского народа, у которого никогда не было ничего общего с новоявленными «представителями». Они были готовы выполнить любое кровавое поручение. Это вскоре подтвердилось на деле.

Говоря о так называемых местных латвийских, литовских и эстонских «самоуправлениях», во главе которых были поставлены фашистские прихвостни, ненавистные народу предатели, Еккельн на допросе показал:

«Мне приходилось нередко встречаться с руководителями латвийского «самоуправления» Данкером и Бангерским, с руководителем литовского «самоуправления» Капилёнасом и руководителем эстонского «самоуправления» доктором Мяэ.

Должен сказать, что все они были большими друзьями Германии. Эти люди защищали только наши, немецкие интересы и нисколько не думали о судьбе своих народов. Это были всего-навсего немецкие марионетки...»

Латышские, литовские и эстонские буржуазные националисты принимали самое активное участие в установлении фашистского режима в Прибалтике, в массовом уничтожении советских людей, проявляя при этом исключительную свирепость и цинизм.

Ни в чем не повинных людей хватали на улице, ночью вытаскивали из домов, били, мучили и расстреливали. Фашистский террор превзошел самые изощренные методы инквизиторов средневековья.

В качестве вознаграждения за участие в истреблении советских людей гитлеровские прихвостни получали вещи убитых, захватывали и присваивали общественное имущество.

Моральный облик гитлеровских приспешников из числа латышских буржуазных националистов наглядно характеризует публикуемая здесь фотокопия списка на латышском языке с росписями некоторых работников Вентспилсской уездной полиции, подписанного начальником названной полиции: «Список с росписями работников Вентспилсской уездной полиции, которые получили водку и папиросы в качестве вознаграждения за поимку бандитов (так немецкие каратели называли советских партизан. — Прим. авт.). Выдано на основании распоряжения областного начальника СС и полиции и в соответствии с распределением начальника уезда...» Как мы видим из данного списка, больше всего отличился в кровавом предатель Давид Хейберг, получивший 2,5 литра водки и 100 папирос, полицейский Арвид Клейманис получил 1,5 литра водки и 60 папирос, остальные каратели — Альберт Анзенав, Карлис Эйнфельд, Альфред Павар, Карлис Лаже, Карлис Лаурис и Имант Сеглинь, предавшие Родину и засвидетельствовавшие готовность за глоток сивухи и пачку папирос убить любого из своих соотечественников, получили по одному литру водки и 40 папирос.

Актами Государственной Чрезвычайной комиссии, трофейными материалами и показаниями очевидцев подтверждено, что немецкие фашисты и их приспешники из числа латышских, литовских и эстонских буржуазных националистов уничтожили в Латвийской ССР свыше 300 тысяч мирных граждан, в том числе свыше 35 тысяч детей, свыше 300 тысяч советских военнопленных и насильно угнали на каторжные работы в Германию около 280 тысяч человек; в Литовской ССР уничтожили около 700 тысяч мирных граждан и военнопленных и угнали в рабство в Германию свыше 36 тысяч советских граждан; в Эстонской ССР уничтожили свыше 125 тысяч мирных граждан и советских военнопленных.

Спрашивается, почему немецко-фашистские захватчики и их наймиты уничтожили на временно оккупированных территориях СССР так много населения?

Ответ на этот вопрос дал бывший гитлеровский генерал на допросе в военном трибунале: «Это делалось с целью быстрейшего покорения захваченной нами советской территории, исходя из нацистской программы захвата жизненного пространства для немцев» [Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. Рига, Книгоиздательство ВАПП, 1946, стр. 124.]. И далее в своих показаниях Еккельн пояснил: «...после окончательной победы Германии, сказал Гиммлер, необходимо будет германизировать тех эстонцев и латышей, которые хорошо проявят себя на работе в пользу Германии. Всех остальных латышей и эстонцев, говорил он, надо будет выселить из Прибалтики в Германию, чтобы использовать их на работе, а освободившееся пространство заполнится немцами» [Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. Рига, Книгоиздательство ВАПП, 1946, стр. 124.]. К принудительному угону отдельных лиц из числа мирного населения на каторжные работы в Германию из Прибалтики гитлеровцы приступили уже в 1942 году, а в 1943 году в Германию стали вывозиться эшелонами целые семьи в массовом порядке под охраной вооруженных эсэсовцев. Тысячи и тысячи угнанных в рабство в Германию там погибли. Перед тем как выслать советских граждан в Германию, фашистские главари на месте объявили их политически неблагонадежными элементами. Подтверждением этого является секретное распоряжение Даугавпилсского краевого комиссара Риккена от 21 августа 1943 года, адресованное старшинам волостей и городов, в котором, в частности, говорилось: «25 августа 1943 года в 4 часа утра через полицию будет проведена одновременная акция по захвату политически неблагонадежных элементов в крае. Захват будет произведен вместе с их семьями. Они будут перемещены на другое место работы...» «Другим местом работы» был угон в рабство в Германию через различные концентрационные лагеря, в том числе и Саласпилсский. Из публикуемой здесь фотокопии секретного распоряжения Даугавпилсского краевого комиссара от 21 августа 1943 года, обнаруженного в архиве трофейных документов, видно, что фашистские главари, адресуя его своим лакеям — старостам волостей и городов, прямо указывали, что в домах выселенных «ни один человек не останется». Таким образом, немецкие фашисты в Советской Прибалтике уже подготавливали «свободную» территорию, или «жизненное пространство», для заселения ее в будущем «индогерманцами».

В том же распоряжении содержится подробнейший перечень того, как сохранить имущество, вплоть до кроватей и посуды, принадлежавшее лицам, высылаемым в Германию. Правда, краевой комиссар Риккен не был откровенен до конца лишь в одном, ибо сохранять имущество лиц, вывезенных в Германию, необходимо было вовсе не для того, чтобы его когда-то возвратить «прежним владельцам», как он об этом указывал в распоряжении, а для того, чтобы передать его «индогерманцам», прибывшим для заселения опустевших мест. Судьба всех тех, кого насильно угоняли на каторжные работы в Германию, уже была предопределена решением Гитлера и разъяснением Гиммлера. Путь возвращения на родину советским людям, как и многим гражданам других стран, был закрыт.

Особенно зверски гитлеровские палачи истребляли лиц еврейской национальности.

Конкретизируя свою человеконенавистническую программу, Гиммлер в речи на совещании в Познани 4 октября 1943 года говорил: «...Под очищением от евреев я подразумеваю уничтожение еврейской расы... уничтожение евреев — это наша программа, и мы ее выполняем и уничтожаем их» [Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступни­ками, том IV. Москва, Госюриздат, 1959, стр. 300.].

Начиная уже с июля 1941 года все граждане еврейской национальности, согласно приказу оккупантов, подлежали обязательной регистрации в полицейских участках Рижской префектуры; невыполнение этого распоряжения влекло за собой расстрел на месте.

К 1 августа 1941 года в полицейских участках было уже зарегистрировано до 50 тысяч евреев. Этих лиц, согласно плану, разработанному гитлеровцами, арестовывали, доставляли в Рижскую префектуру, а впоследствии направляли в Рижскую Центральную тюрьму или гетто.

В конце 1941 года и начале 1942 года гитлеровцы организовали массовый расстрел евреев, загнанных в гетто и другие фашистские застенки.

Об одной из таких акций уничтожения людей бывший сотрудник полицейского участка Рижской префектуры Лазда, осужденный органами Советской власти за карательную деятельность против советских граждан, показал:

«Мы конвоировали эту колонну до Румбульского леса... Среди этих лиц были женщины, старики, дети... Когда мы подогнали колонну к Румбульскому лесу, я увидел здесь большой ров. Приближаясь к нему, мы услышали автоматную очередь... Нам пришлось подождать на дороге несколько минут, пока расстреливали лиц еврейской национальности, пригнанных сюда раньше. Затем и наша колонна была подведена к яме... Перед расстрелом евреям было предложено снять и сложить одежду... Один из немцев имел в руках палку, которой подгонял раздетых людей к яме, где происходил расстрел. В яме ходили трое немцев с автоматами в руках. Они шагали по окровавленным трупам, беспрерывно стреляя в людей... Они переставали стрелять только тогда, когда меняли диски автоматов...»

Генеральный Прокурор СССР Р. Руденко в своей вступительной речи на Нюрнбергском процессе указал, что в Риге до оккупации немцами города проживало около 80 тысяч евреев. Когда Рига была освобождена, то в городе осталось в живых только 140 евреев [Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступни­ками, том I. Москва, Госюриздат, 1957, стр. 505.].

В конце 1941 года в Ригу и Саласпилс начали привозить евреев из Германии, Австрии, Чехословакии, Польши и других стран. Эшелоны прибывали на ст. Шкиротава; оттуда евреев гнали на расстрел в Румбульский лес. Часть из них временно использовали на работе в рижском гетто и Саласпилсском лагере смерти. Немецкие фашисты и их прихвостни уничтожили в Румбуле и Саласпилсе десятки тысяч еврейских семей.

Окончательное решение «еврейского вопроса», т. е. полное уничтожение евреев, было доверено специальному отделению IV-B при имперском управлении безопасности, которым руководил гитлеровский палач — оберштурмбаннфюрер Эйхман [В 1962 г. Израильский суд приговорил Эйхмана к высшей мере наказания — смерти через повешение.]. Он также неоднократно приезжал и в Латвию.

Вот что вспоминает инженер Карл Симсен из Шверина, заключенный в Саласпилсский лагерь смерти:

«Эйхман лично руководил истреблением людей, когда приезжал в Ригу. В течение четырех месяцев (столько времени я находился в лагере) здесь было уничтожено около 2000 евреев. Под предлогом, что их переводят на работу вне лагеря, сто-двести больных, нетрудоспособных людей ежедневно грузили в специальные автомашины и в пути их умерщвляли (как тогда обычно говорили — «газировали»)... Время от времени Эйхман посещал рижское гетто, чтобы контролировать и ускорять «окончательное решение еврейского вопроса»... [Газета «Нойес Дойчланд», 1 июня 1960 г.]

Трофейная карта, в которой отмечено количество уничтоженных евреев, свидетельствует об ужасных размерах фашистского террора, который свирепствовал на территории «Остланда». С каким цинизмом, характерным для палачей, и чисто немецкой аккуратностью здесь записаны числа — 35238; 136421; 41928; 963; 3600.

Ни фамилии, ни имени, ни адреса... только мрачные гробы. В период оккупации жизнь десятков тысяч советских людей различной национальности заканчивалась в концентрационных лагерях.

По пути в концентрационный лагерь люди проходили в гитлеровских застенках ряд «ступеней смерти». В Латвии одной из первых «ступеней смерти» были рижское гестапо и СД по ул. Реймерса, префектуры и уездные полицейские участки. Там людей всячески пытали, унижали, зверски избивали, убивали.

Материалы о пытках в подвалах гестапо передал Государственной Чрезвычайной комиссии рижанин Антон Гадзан. «Первый раз меня допрашивали в 11 часов ночи, — рассказывает он. — За столом сидело трое палачей из полиции безопасности. Когда я не признался в преступлении, которое мне хотели навязать, они посадили меня на стул и просунули ноги через спинку второго стула. Полицейский сел на ноги, а второй резиновой дубинкой бил по пяткам ног. Это были неописуемые мучения...»

О произволе и издевательствах, царивших в Рижской префектуре, рассказал потерпевший Дмитрий Буковский:

«Меня арестовали в июле 1941 года, привели в префектуру и бросили в подвал, который уже был переполнен до последней возможности... Как милостыни, арестованные просили у стражи приотворить дверь в коридор, чтобы хотя немного открыть доступ свежему воздуху. Но просьба не принималась во внимание.

В этом помещении я находился в заключении около недели. Нам давали только кусочек хлеба и воду. Часто ночью арестованных выводили на расстрел, днем их переводили в Центральную тюрьму».

Рижская Центральная тюрьма была второй «ступенью смерти». Здесь арестованных подвергали еще большим унижениям и пыткам и также расстреливали.

Последней «ступенью смерти» для жертв фашистского террора был концентрационный лагерь.

Только на территории Латвийской ССР фашистами было создано 23 концентрационных лагеря, крупнейшим из которых был Саласпилсский лагерь смерти.

Саласпилсский лагерь смерти немецкие фашисты устроили в болотистой местности, в 18 километрах от Риги. Строительство лагеря началось в октябре 1941 года, а уже в следующем году туда согнали тысячи людей не только с оккупированной территории Советского Союза, но и из многих стран Западной и Центральной Европы — Германии, Польши, Чехословакии, Австрии, Бельгии, Голландии и других стран.

Подобно чудовищной мельнице Саласпилсский лагерь систематически перемалывал тысячи человеческих жизней.

Лагерь был обнесен двойным рядом колючей проволоки с многочисленными сторожевыми вышками. В самом центре лагеря находилась центральная сторожевая вышка с пулеметами. На самом видном месте была воздвигнута виселица.

Арестованные содержались в наспех построенных бараках. Каждый барак был рассчитан на 200-250 человек, но зачастую туда помещали 350-800 арестованных.

Суточный рацион заключенного составлял 150-300 граммов хлеба, наполовину состоявшего из опилок, и чашка супа, приготовленного из овощных отходов и листьев деревьев. Заболевания и тяжелый труд приводили к большому проценту смертности.

Рабочий день заключенных не ограничивался и практически продолжался 12-14 и более часов.

В Саласпилсе, как и в других концентрационных лагерях, был в силе приказ начальника главного административно-хозяйственного управления СС о руководстве концентрационными лагерями. В этом приказе, в частности, говорится:

«4. Комендант лагеря лично ответственен за использование рабочей силы. Чтобы достигнуть максимальной производительности труда, использование этой рабочей силы должно быть реализовано в полном смысле слова до полного истощения сил.

5. Рабочий день не ограничен. Длительность рабочего дня зависит от производственной структуры лагеря и от характера выполняемой работы и определяется лично комендантом лагеря.

6. Вследствие этого коменданту лагеря вменяется в обязанность сокращать до предела все мероприятия, влекущие за собой сокращение рабочего дня (обеденное время, сборы и т. д.). Запрещаются различные переходы и обеденные перерывы...» [Нюрнбергский процесс над главными военными преступниками, том IV. Москва, Госюриздат, 1959, стр. 314-315.]

Работать должны были как здоровые, так и больные. Совершенно истощенных и тяжелобольных помещали в лагерную больницу, где почти никакой медицинской помощи им не оказывалось; лагерная больница, по существу, служила преддверием смерти.

Саласпилс являлся центральным концентрационным лагерем с несколькими филиалами. Наибольшие из них были каменоломни Сауриеши и Бема, которые обеспечивали цементный завод Шмита. Кроме того, узники использовались еще на работах по добыче торфа в саласпилсском болоте, на известковом заводе, аэродроме, на строительстве дорог и других местах.

В Саласпилсском лагере и его отделениях фашистами была установлена изощренная система наказаний и устрашений, исходившая из «общих» указаний Гиммлера о концентрационных лагерях. В указаниях говорилось:

«Лагерь обнести колючей проволокой, через которую пропущен ток высокого напряжения.

Разумеется, если кто-нибудь вступит в запретную зону, в него стреляют. Если кто-нибудь на месте работы, скажем, на болоте или на строительстве дорог... делает попытку бежать — в него стреляют. Если кто-нибудь ведет себя нагло, строптиво ...его сажают в темную одиночную камеру, где он получает только хлеб и воду, либо — прошу вас не пугаться, я воспользовался старым прусским каторжным уставом 1914-1918 гг. — ...он получает 25 палочных ударов» [Бухенвальд. Документы и сообщения. Москва, Издательство иностранной литературы, 1962, стр. 37.].

В избиении и истязании узников Саласпилса участвовали фашисты различных рангов и их подручные. Особой жестокостью в обращении с узниками отличался начальник СД и гестапо Латвии штурмбаннфюрер Ланге, коменданты Саласпилсского лагеря Никкель и Краузе и их помощники — Теккемейер, Бергер, Хейер, а также подлые предатели латышского народа — Видуж, Тоне, Кандер, Селис и другие. Они организовывали кровавые экзекуции, расстреливали и вешали узников концлагеря в массовом порядке.

Так, Краузе натравливал на живых людей в Саласпилсе свою собаку-овчарку, а для Теккемейера лучшим развлечением было выслеживание из-за угла своей жертвы и нанесение ей неожиданного удара дубинкой по голове.

Старался из всех сил угодить своим хозяевам и другой предатель латышского народа — начальник строительства Саласпилсского лагеря смерти Качеровский. Его прогулки по территории лагеря совместно с штурмбаннфюрером Ланге всегда заканчивались человеческими жертвами. Качеровский был одним из активнейших инициаторов создания в лагере «конвейерной системы» по переноске заключенными на носилках земли из одного конца лагеря в другой и обратно. Все это было рассчитано на окончательное изматывание сил узников, эта «система» многим стоила жизни. За малейшее замедление темпа «конвейера» заключенные подвергались жестоким избиениям. Поэтому тысячи советских людей и граждан братских социалистических стран, узнав, что Качеровский предстал перед советским судом, высказали в многочисленных письмах свое негодование по поводу тяжелых преступлений, совершенных им в Саласпилсском лагере смерти.

«Мы требуем от советского правосудия полного возмездия кровавому палачу Саласпилсского лагеря» — таково было единодушное требование честных людей.

По решению Верховного Суда Латвийской ССР Качеровский приговорен к высшей мере наказания — расстрелу.

Многие немецко-фашистские головорезы, участвовавшие в создании «Нового порядка» в Латвии, в послевоенные годы нашли убежище в Западных странах. Так, например, Арнольд Труцис, один из палачей Саласпилсского лагеря смерти, проживает в настоящее время в Филадельфии (США); бывшие следователи Рижской Центральной тюрьмы — истязатели Адольф Петровский и Зигурд Кактинь находятся в Соединенных Штатах Америки, первый — в Нью-Йорке, второй — в Бостоне; префект Рижской префектуры Штиглиц в настоящее время проживает в Бразилии; другой бывший работник Рижской префектуры — палач Карл Озол живет в Мельбурне (Австралия). Упомянутые гитлеровские подручные, а также другие преступники, совершившие кровавые злодеяния в Латвии, выдают себя за границей за политических эмигрантов. Долг каждого честного человека — разоблачать этих палачей, не давать им возможности чувствовать себя свободно на земле.

Гитлеровские палачи в Саласпилсском лагере не только расстреливали, вешали и морили голодом узников, но и травили их ядовитыми газами. Это происходило в специальных газовых камерах, оборудованных в автомашинах.

Вот что рассказал об этом методе умерщвления бывший гитлеровский генерал — военный преступник Еккельн:

«Начальник СД и гестапо Латвии доктор Ланге в разговоре со мной о применении газовых автомашин объяснил их устройство и сказал, что люди, которые попадают в такие машины, по истечении пяти минут начинают сильно кричать, бить кулаками о стены машины, после чего теряют сознание и затем жизнь... Ланге или Фукс мне докладывали, что широко применять газовые автомашины для ликвидации людей они не могут из-за недостатка горючего. Кроме того, пропускная способность автомашин небольшая. Они говорили, что людей, умерщвляемых в газовых автомашинах, сильно тошнит и поэтому после каждого рейса смерти приходится проделывать очень неприятную и грязную работу по очистке машин. Кроме того, из машин надо выгружать трупы, что также отнимает немало времени. В силу таких неудобств Ланге и Фукс отдавали предпочтение расстрелу как наиболее легкому и быстрому способу уничтожения людей».

Чудовищное преступление гитлеровцы совершили, истребляя советских детей.

Согнанные, в Саласпилсский лагерь из Латвии, Белоруссии, Ленинградской и Калининской областей, а также других временно оккупированных областей Советского Союза, советские люди вначале содержались вместе с детьми. Позднее дети, «дабы они не мешали взрослым работать», были отобраны у родителей и помещены в отдельные бараки. От голода и болезней дети умирали, и для их захоронения была создана особая команда узников, которая выносила трупы из бараков и закапывала за колючей проволокой.

Вершиной подлости было преступление фашистских «врачей». Эти убийцы проделывали над больными детьми различные опыты — производили инъекции, добавляли в пищу различный яд. Результат был один: дети умирали мучительной смертью. Руководил этими «научными изысканиями» врач Майзнер.

Исследовав останки детских трупов, эксгумированных из массовых могил, химики и судебно-медицинские эксперты установили, что дети отравлены мышьяком.

У истощенных от голода детей фашисты выкачивали кровь для нужд немецких госпиталей.

Государственной Чрезвычайной комиссией бесспорно установлено, что у детей систематически брали кровь. За период с 1942-1944 годов в Саласпилсском лагере было заключено несколько тысяч советских детей. У каждого ребенка фашисты выкачивали примерно 500 граммов крови.

Не менее жестоко гитлеровцы обращались с детьми и в других застенках. Только на территории Латвийской ССР за годы немецко-фашистской оккупации умерщвлено около 35 тысяч детей.

В ужасающих условиях массового террора содержались в Саласпилсском концлагере и советские военнопленные. Подавляющее большинство из них находилось в открытом поле, огороженном колючей проволокой.

Массовые могилы расстрелянных, замученных, умерших от голода и болезней пленных, расположенные недалеко от железной дороги Рига-Саласпилс, ярко свидетельствуют о злодеяниях фашистов в этом лагере смерти.

Материалами Государственной Чрезвычайной комиссии установлено, что в Саласпилсском лагере смерти и в его отделениях немецко-фашистскими извергами истреблено более 100 тысяч мирных граждан и советских военнопленных.

Система наказаний и устрашений, применяемых в Саласпилсе, массовый террор, расстрелы и повешение были подчинены одной цели — подавлению духа сопротивления заключенных, превращению их в послушных и покорных рабов нацистского режима.

Однако люди, томившиеся в Саласпилсе, не теряли бодрости духа, не склонили головы перед гитлеровцами. Они боролись даже в этих нечеловеческих условиях.

В первых рядах борцов были коммунисты. Рискуя своей жизнью, они устанавливали нелегальную связь с внешним миром, пересказывали узникам сводки Советского Информбюро о победах Советской Армии в борьбе с гитлеровскими ордами.

Они поддерживали морально и материально более слабых — советом, хлебом, добрым словом. Пример коммунистов воодушевлял людей, поднимал их патриотический дух, помогал людям разных национальностей увидеть и понять, что их сила — в дружбе и братской солидарности. Через колючую проволоку узникам удавалось получать коммунистическую литературу, например газету «Циня». Несмотря на то что фронт от Саласпилса был еще далеко, здесь, в Саласпилсском болоте, люди непоколебимо верили в победу Советской Армии. Это, конечно, озлобляло немецких фашистов и их подручных. В январе 1942 года у советского военнопленного Евгения Колдика, работавшего на торфоразработках Саласпилса, было изъято четыре журнала — коммунистических изданий. Управляющий Саласпилсского торфозавода, прислужник немецких фашистов М. Залитис немедленно сообщил об этом коменданту Саласпилсского лагеря, указав, что советский военнопленный Евгений Колдик отказался назвать человека, передавшего ему запретную литературу.

Тяжелы были условия борьбы, но даже и здесь, за колючей проволокой, узники использовали радиоприемник, добывали взрывчатку и изготавливали ручные гранаты, чтобы вооружиться и восстать против ненавистного врага.

В Центральном государственном историческом архиве Латвийской ССР хранится обзор, представленный начальником СД и немецкой полиции безопасности в Латвии в марте 1943 года рейхкомиссару Лозе. В этом документе сообщается о трагической судьбе группы сопротивления узников в Саласпилсском лагере смерти:

«В трудовом и воспитательном лагере в Саласпилсе около Риги (так фашисты официально называли лагерь смерти. — Авт.) удалось напасть на след одной из коммунистических организаций и ликвидировать ее. В лагере среди заговорщиков были созданы три группы. Одна занималась коммунистической пропагандой среди узников, вторая — подготовкой побега, и третья — кражей взрывчатки. Из-за недостаточного контроля мастера по взрывным работам на каменоломне узники, работающие вне лагеря, имели возможность украсть несколько килограммов упакованного донорита.

Один из узников, работающий в слесарной мастерской и кузнице, изготовил 16 железных трубок длиной примерно 25 см, которые заполнил доноритом и порохом, и снабдил огнепроводным шнуром. Заключенные коммунисты предполагали, что, когда войска большевиков будут приближаться, полиция безопасности расстреляет узников лагеря. В таком случае они решили использовать взрывчатку против полиции, и затем, во время паники, как они надеялись, бежать. Также планировалось сохранить взрывчатку, чтобы использовать для саботажа во время отступления немецких войск... Подстрекатели расстреляны».

Коммунисты К. Фелдманис, Я. Логин, К. Стрельчик и многие другие узники Саласпилса, расстрелянные гитлеровцами за подготовку к оказанию сопротивления, навсегда останутся в нашей памяти.

В 1944 году, предчувствуя свое поражение, гитлеровцы предприняли попытку замести следы своих злодеяний. На территориях, временно оккупированных немецко-фашистскими войсками, в том числе и в Саласпилсе, по приказу Гиммлера были произведены раскопки и сожжение трупов. К этой работе привлекали самих узников, которых затем расстреливали и сжигали.

Осенью 1944 года, в связи со стремительным наступлением частей Советской Армии, большую часть узников Саласпилса вывезли в Германию, а сам лагерь сожгли.

Как ни старались фашисты скрыть следы своих преступлений, глубокие могилы Саласпилса, трофейные документы и люди, оставшиеся в живых, разоблачили их.

Сегодня западногерманские реваншисты идут по тому же пути, по которому шла гитлеровская Германия: Коммунистическая партия загнана в подполье, антифашисты, верные сыны и дочери немецкого народа, которые борются за мир и протестуют против реваншистской политики Бонна и социальной несправедливости, томятся в тюрьмах, а бывшие гитлеровские генералы, эсэсовцы, наоборот, находятся на свободе и занимают высшие должности. По данным, опубликованным в прессе, более 1100 нынешних судей и прокуроров ФРГ работали в специальных или военных судах гитлеровской Германии и 60 тысяч раз приговаривали к смертной казни представителей многих наций. Приговоры, которые теперь зачитывают антифашистам и активным борцам за мир бывшие нацистские прокуроры и судьи, — насмешка над памятью миллионов жертв фашизма.

Руководящая роль среди этих гитлеровцев принадлежит нацисту Вольфгангу Френкелю, который занимает должность генерального прокурора ФРГ. Френкель в конце второй мировой войны был заместителем имперского прокурора, он вынес смертные приговоры многим полякам, чехам, немцам и представителям других национальностей.

Понятно, что Френкель и не думает сажать на скамью подсудимых своих друзей — нацистов, виновных в массовом истреблении людей во время второй мировой войны.

Внешней политикой Западной Германии руководит бывший нацист, офицер фашистской армии А. Шредер. Курс своей внешней политики он сформулировал открыто: «Федеративная республика — это Германия. Все прежние немецкие территории... должны быть возвращены обратно».

Другой представитель немецкого империализма и пособник эсэсовских вожаков — министр транспорта Зеебом прежней территорией Германии «считает любую страну, где когда-то жили немцы». Надо отметить, что в послевоенные годы Зеебом длительное время оказывал материальную помощь военному преступнику палачу Эйхману.

Важные должности в государственном аппарате Западной Германии и бундесвере занимают реваншисты, сторонники и организаторы новой войны — Ферч, Шпейдель, Хойзингер, которые также служили в гитлеровской армии.

Советский народ еще хорошо помнит, какие кровавые деяния вершили эти генералы-преступники.

А. Хойзингер, ранее назначенный председателем военного комитета НАТО, в свое время разработал план нападения на Советский Союз, знакомый как план «Барбаросса». По приказу Хойзингера в 1942 и 1943 гг. фашисты на оккупированной территории уничтожили тысячи мирных граждан. По приказу Хойзингера истребляли и угоняли в Саласпилс и концлагеря Германии тысячи ни в чем не повинных людей. Для уничтожения мирных граждан была направлена даже авиация.

Хойзингер в своем приказе требовал применять к жителям, Белоруссии самые жестокие меры. Для расправы с женщинами, стариками и детьми в Белоруссию направлялись полицейские батальоны, которые своими злодеяниями уже были известны в Латвии, Эстонии и Литве.

О чудовищных преступлениях, которые совершены по приказу Хойзингера, еще раз напомнил происходивший в 1961 году в Риге судебный процесс, на котором судили военных преступников — бывших участников 18-го полицейского батальона.

Полицейские 18-го добровольческого латышского батальона, которым командовал майор Рубенис, летом 1942 года истребили три тысячи жителей города Слонима. В деревне Пузичи в Белоруссии полицейские согнали в сенной сарай около трехсот граждан. Сарай был подожжен, и все люди погибли страшной смертью. Тех, кто пытался вырваться из огненной могилы, без жалости расстреливали. Обвиняемые Эглайс-Лемешонок, Вилнис, Бумбиер, Огринь, Лусис и другие не отрицали на суде своих чудовищных преступлений. Но 18-й батальон, который истреблял мирных граждан в Белоруссии, Латвии, Польше, Литве, Псковской, Новгородской областях и других местах, не был единственным. Все другие полицейские батальоны, команды и отряды смерти СД совершали такие же злодеяния. Многие соучастники этих зверств теперь нашли приют у империалистов в западных странах. Так, например, бывший инспектор полицейских частей штандартенфюрер Вилис Янум проживает в Западной Германии г. Мюнстере и руководит одной из фашистских организаций эмигрантов.

Командир Рижского полицейского полка, позднее латышской 19-й дивизии СС Роберт Осис живет в Англии, в графстве Сасекс. Военный преступник К. Лобе, командовавший 281-м латышским полицейским батальоном, в настоящее время проживает в столице Швеции — Стокгольме. Там же, в Швеции, в Халстахараме, проживает Арвед Оше, который в период немецко-фашистской оккупации являлся соучастником злодеяний префекта г. Риги Штиглица и, таким образом, выслужился до первого заместителя генерального директора Данкера.

Генеральный директор «самоуправления» Латвии генерал Оскар Данкер, теперешний почетный член эмигрантской организации, укрылся в Канаде.

США предоставили также убежище фашистским заправилам Густаву Целминю, Вилису Хазнеру, Волдемару Замуелу, Александру Круминю и другим. Волдемара Скайстлаука, дослужившегося в немецко-фашистской армии до генерала, вооруженные силы США приняли на службу командиром охранной роты.

Все эти гитлеровские прихвостни беспрерывно кричат о новой войне, пытаются доставить человечеству новые страдания.

О том, насколько высоко на Западе ценятся бывшие фашисты, свидетельствует хотя бы то, что после назначения Хойзингера на руководящую должность в НАТО, главнокомандующим бундесвера был назначен другой военный преступник — Ф. Ферч. Хорошо известно, что Ферч во время второй мировой войны являлся начальником штаба 18-й фашистской армии. На территории Псковской, частично Ленинградской, Новгородской областей Ферч в соответствии с указаниями Гитлера делал все возможное, чтобы полностью обезлюдить восточные районы. Под руководством Ферча фашисты расстреляли сотни мирных граждан и военнопленных. Только в Новгородской области в лагерях смерти замучено более 186 тысяч человек и 170 тысяч угнано в рабство в Германию.

В Западной Германии на руководящие должности были выдвинуты также и другие военные преступники — Глобке, Оберлендер, Хейе.

Воссозданная в ФРГ армия вооружается новейшим оружием, причем западногерманские реваншисты все более настойчиво и открыто требуют передачи в их руки самого страшного оружия массового уничтожения — термоядерного оружия. Эти устремления против воли своих народов поддерживаются также и реакционными кругами США, Франции и других империалистических государств. Милитаристский тон в ФРГ в течение многих лет задавал канцлер К. Аденауэр, в свое время открыто поддерживавший нацистов. В августе 1934 года он направил министру Гитлера В. Фрику письмо, в котором писал: «...Я ясно говорю, что, по моему мнению, такая большая партия как НСНРП (национал-социалистическая партия. — Авт.) несомненно должна играть руководящую роль в правительстве».

Гитлер за это К. Аденауэру выплачивал большую пенсию — 1000 марок в месяц.

И, видимо, недаром!

Характерно и то, что телохранителями Аденауэра являлись бывшие эсэсовцы Конрад Циммер и Густав Нейн — шарфюреры так называемой особой «команды-9», участвовавшие в расстрелах советских граждан летом и осенью 1941 года.

Политику реваншистов активно поддерживает президент ФРГ X. Любке и бургомистр Западного Берлина В. Брант, который раньше имел тесные связи с испанскими фашистами и обладает большим опытом в провокаторской деятельности.

Президенту ФРГ Любке Гитлер в свое время доверил одно из важных заданий — создать «тайное оружие». С участием Любке нацисты еще в 1944 году направили на города Англии и Бельгии более 23 тысяч снарядов «ФАУ-1» и примерно 11 тысяч снарядов «ФАУ-2». От обстрела этими снарядами погибло 13 тысяч жителей Англии и Бельгии и 39 тысяч было тяжело ранено.

Выступая с речью в Гамбургской военной академии в октябре 1962 года, X. Любке сказал: «...Солдат бундесвера может оказаться в таком положении, когда он должен будет бороться против своих соотечественников...»

В настоящее время в рядах армии ФРГ маршируют тысячи солдат, которых обучают и инспектируют бывшие гитлеровские генералы и офицеры. Эти оставшиеся в живых фашисты, которые уничтожали так много ни в чем не повинных людей, опустошали и сжигали города и села, снова обучают солдат стрелять в беззащитных женщин, стариков и детей.

Для предотвращения войны и достижения полного и всеобщего разоружения необходима общая борьба всех народов против поджигателей новой войны, борьба за нормализацию международного положения. В этой благородной борьбе за мир не должно быть пассивных и равнодушных, ибо смертоносные грибы атомных бомб угрожают каждому, в каком бы районе земного шара он ни находился.

Этой книгой, которая помогает разоблачить фашизм, бывшие узники Саласпилсского лагеря вносят свой вклад в общую борьбу за мир.

Содержание


Объединенная база данных (ОБД) «Мемориал»
Общедоступный электронный банк документов «Подвиг народа»
Наша Победа
Форум Поисковых Движений
Помните нас! Soldat 1941-1945
форум ANTIK-WAR
Общество «RIGACV» Солдат.ru
Наша Победа
Военный альбом - Фотографии Второй мировой и Великой Отечественной войны (1939-1945)
Форум 1914 год: Первая Мировая и Гражданская войны - история и реконструкция
Вильнюсское военно-историческое объединение «Забытые солдаты»
Ассоциация культурного и исторического наследия славян Балтии
Литовская ассоциация военной истории «Забытые солдаты»
Книга Памяти Украины
Советские воинские захоронения в Венгрии
Армия Беларуси
Army.lv - международный проект Дмитрия Смирнова
Я помню! Я горжусь!
Всероссийское генеалогическое древо
наверх
© Русское Общество в Латвии (РОвЛ), 2006-2018.
В случае использования информации активная ссылка на соответствующую страницу с сайта voin.russkie.org.lv обязательна.